Контакты
8-916-542-01-40
irapalna@mail.ru
skype: psyshans




20.07.2013 Внутренние феномены сепарационной травмы.

В психоанализе и психотерапии много внимания уделяется сепарационной травме – и теории и практике проработки.

Сепарационная травма сложна в лечении.

Человек, который пережил преждевременную сепарацию, внутренне продолжает искать мать, даже, если его детство давно осталось позади. В реальности это проявляется в том, что в точке сепарации, то есть ощущения себя отдельным человеком, он утрачивает связь с реальностью (психоз именно этим и характеризуется) и возвращается в слияние, то есть в архаичные отношения с матерью. Он бессознательно держится за иллюзию, что, человек, который хоть чем-то похож на мать и есть мать. Он иллюзию принимает за реальность, так как настоящая реальность непереносима.

В этой точке отсутствует абстрактное мышление. То есть, если воспользоваться языком метафоры, травматик пионерский галстук принимает за пионерскую организацию, то есть символ принимает за то, что этот символ символизирует. Все наши отношения, в той или иной степени, это перенос отношений с матерью на другой объект. Но в случае сепарационного психоза важна степень утраты связи с реальностью. Критика может утрачиваться полностью (психоз и пограничное состояние) или перманентно (нарциссическое расстройство).

Проблема именно в этой степени. Взрослый человек при разрыве слияния (при утрате) переживает печаль. «Так случилось» - говорит он себе. Никто не виноват. Травматик переживает ярость, он ищет виноватого. И, если ярость велика, она затопляет незрелое эго, то есть взрослая часть исчезает под натиском сокрушительной ярости и человек теряет связь с реальностью, теряет критику происходящего. Он может пережить ретравматизацию, вплоть до травматического «взрыва» и утраты связного Я, то есть возвращается в недиссоциированное состояние младенца. И после этого ему придётся проделать всю работу по восстановлению своего Я, по созданию своего связного Я. Он не способен продолжать жить, как все люди после окончания периода горевания. Он вообще не проходит стадию горевания. Он «взрывается» и перестаёт ощущать себя целостной личностью. Он регрессирует в свою внутреннюю реальность, уходит от реальности, разрывает связь с ней.

Все защитные механизмы травматика направлены на избегание сепарации, на избегание ощущения себя отдельным человеком. Для него непереносимо осознавать человека «другим». Здесь он переживает ужасные ощущения одиночества, брошенности, покинутости, беспомощности. Именно этих ощущений он и избегает.

Второе, что я хочу отметить, это наличие паранойи, как структуры характера у травматика. Психика не стала целостной, человек не перешёл с параноидно-шизоидной стадии на депрессивную стадию – стадию объединения «плохого» и «хорошего» объекта в один целостный объект.

Задача терапевта состоит в том, чтобы постепенно дифференцировать психику пациента – разрывать слияние. Но этот процесс переводит терапевта в психике пациента из «хорошего объекта» в «плохой» (фрустрирующий) объект – в «плохую» мать.

Но переживания отсутствия «хорошего» объекта нет в незрелой психике пациента. Нейтральность недоступна, потому что ребёнок живёт на допсихическом телесном уровне и ему знакомы только два переживания – удовольствие или боль. Он не осознаёт, что это не объект причинил ему боль, а его собственное тело – чувство голода или холода. Он воспринимает эти переживания, как результат действий объекта, также, как он переживает удовольствие, как результат действий объекта. Он не осознаёт, что боль может быть результатом недействия – неполучения чего-то. Поэтому паранойя – это не просто восприятие реальности как преследующей. Паранойя начинается там, где нет хорошего объекта. Отсутствие «хорошего» объекта воспринимается, как преследование «плохим» объектом.

В этом сложность преодоления, проработки сепарационного психоза. При разрыве слияния терапевт, в восприятии пациента, преследует его – становится «плохим» объектом. То, что терапевт «другой», отдельный человек, воспринимается, как преследование «плохим» объектом. Пациент не понимает, что фрустрация – это необходимая часть процесса сепарации, это проявление заботы о «ребёнке», проявление заботы о его безопасности.

В жизни это проявляется, например, в том, как некоторые люди воспринимают какие-то жёсткие рамки, например, в аэропорту. Я часто наблюдаю, как люди иногда возмущаются, когда их заставляют выложить опасные предметы из ручной клади или, когда им говорят, что у них перевес. Или, когда их ручная кладь должна соответствовать определённым размерам.

Травматик начинает отчаянно сопротивляться, доказывать свою правоту, обвинять работников аэропорта в бессердечии, в бесчувствии. Травматик начинает протестовать, манипулировать – он злится или плачет. Разрыв контакта с реальностью заключается в том, что он не понимает, что это проявление заботы о его безопасности, ответственность за которую берут на себя работники аэропорта и это не личное их «плохое» отношение к нему (у них нет личных отношений, что непереносимо осознавать травматику), а это просто их служебные обязанности. Ему кажется, что они так себя ведут, потому что он «плохой», с ним что-то не так, поэтому они его, лично его преследуют, а к другим относятся лояльно. Он, как будто спит, и не видит, что у других всё в порядке с багажом или они просто, молча, сделали то, что им сказали, и именно поэтому не возникло конфликта.

Примерно также начинает возмущаться травматик, когда терапевт начинает простраивать границы для его же безопасности, потому что для него непереносимо ощущение границ, ощущение своей отдельности – ощущение того, что у него нет личных отношений с терапевтом, есть только договорные и терапевт заботится только о его психическом здоровье, а не обо всём, что происходит в жизни пациента.

Именно в этом месте пациент может уйти из терапии в поисках нового объекта для слияния – идеальной матери.


Количество показов: 2694
Автор:  Ситникова Ирина Павловна
Рейтинг:  4.57

Возврат к списку


Добавьте комментарий к статье

Обращаем внимание, что Ваш комментарий появится на сайте после проверки модератором

Цитировать Имя
Светлана, 27.10.2013 17:22:12
Спасибо большое за статью! Я изучаю психоанализ, хожу к аналитику, много читаю. Ваша статья для меня - образец ясности подачи сложнейшего материала. Удачи Вам!
Цитировать Имя
Ирина Ситникова, 28.10.2013 14:28:58
Спасибо большое,Светлана.
Для меня важно получать отзывы о статьях, описывающих внутреннюю фенономенологию,так как они адресованы, в первую очередь, в помощь тем, кто проходит психоанализ или психоаналитическую терапию.
Отзывы будущих или нынешних коллег также очень важны и ценны, тем более такие доброжелательные. :)
Вам тоже Удачи :)
Перейти к обсуждению на форуме >>
 
Текст сообщения*
:D :idea: :?: :!: ;) :evil: :cry: :oops: :{} 8) :o :( :) :|
Защита от автоматических сообщений