БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

А КАК ЖЕ Я? РАЗМЫШЛЕНИЯ О ТОМ, КАК СТАНОВЯТСЯ ВЗРОСЛЫМ

А как же я? Размышления о том, как становятся взрослым.


Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина



«А как же я?» – это вопрос, который задает родитель, когда становится родителем. Наверное, каждый в своё время. Со мной такое случалось не раз.

Первый раз, когда я только-только стала мамой, это было глубокое удивление со смесью обиды: вдруг всё внимание, все улыбки, вся забота достаются не мне – а как же я? Но природа сильна, это ощущение быстро выветривается из головы, работают инстинкты, вдруг всё мое внимание, все мои улыбки, вся моя забота – достаются ему, моему ребёнку. «А как же я» растворяется – забываешь поесть, пописать, искупаться.

Проходит два года, два года дома, я кормлю грудью, качаю на ручках, через боль, через усталость. А как же я? Кто позаботится обо мне, кто покормит меня с ложечки, кто покачает на ручках меня? И вот сын засыпает, я слышу, как сопит его носик, я смотрю на его длинные ресницы, я вижу, как он улыбается во сне, и усталость испаряется, вырастают крылья, и ещё полночи можно работать.

Ещё год проходит, и вот сыну уже три, он метр ростом и почти каждую ночь муж, сидя в кресле, качает его и мурлыкает песенку. Я лежу в кровати в темноте, смотрю в окно и думаю: а как же я? Почему я была лишена папы, который качал бы меня и пел бы мне песенку? И мои глаза становятся влажными от слёз. А утром, просыпаясь, я вижу, как сын карабкается на папу, и восседает на его спине с довольным и гордым видом. А как же я, я никогда не могла гордиться папой, которого не было… Я смотрю на них и замечаю, что улыбаюсь.

Проходит еще два года, и сыну пять. Он уже часто обходится без меня, и с каждым днём всё больше. Я всё чаще, глядя на проезжающих мимо меня на скейте подростков, представляю еготаким же большим, в кедах 40 размера, с волосатыми ногами и первой бородой. И я думаю: а как же я… буду?

Я не могу стать маленькой, я не могу вернуть себе того папу, я не могу измениться так, чтобы меня любили, как мне хотелось бы, не в моих силах пробудить в другом человеке желание быть близким со мной. Но я могу дать всё это своему ребёнку и быть счастливой.

А когда он возьмёт всё то, что ему нужно, я сделаю всё, чтобы не спросить «а как же я?».

«А как же я? А речь не обо мне!» (Гордон Ньюфелд).

Мария Решетова.

Теги: быть родителем, личный опыт, психотерапевт с большим опытом работы, решение разнообразных проблем: отношений, психосоматики, эмоциональной зависимости; работа с самооценкой, с самопринятием, любовью к себе, фобиями, страхами, тревожностью, страхом жить, страхом смерти,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

 

www.psyshans.ru

Ирина Ситникова - Обо мне

ТРИ КЛЮЧЕВЫХ ФАКТОРА ЗДОРОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

Три ключевых фактора здоровых отношений.

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина


Доктор Сью Джонсон, специалистка по клинической психологии и создательница эмоционально-фокусированной терапии (ЭФТ) для семейных пар, выявила три ключевых фактора, которыми должны обладать здоровые отношения. Она отмечает, что, когда партнеры спорят так, что кровь закипает, причиной на самом деле является не невымытая посуда, невынесенный мусор и даже не деньги, как думают многие пары. Когда в отношениях нет стабильности и партнеры чувствуют свою разобщенность, все что угодно может стать прекрасным поводом для ссоры. Однако этот повод совсем не является причиной ссоры. На самом деле они ссорятся, чтобы выяснить ответ на вопрос: “Поддерживаешь ли ты меня?”.

Партнеры спрашивают друг друга: “Поддерживаешь ли ты меня?”

Джонсон предлагает партнерам путеводитель, который позволит прийти к стабильным отношениям через ЭФТ, чтобы помочь им ответить на вопрос “Поддерживаешь ли ты меня?” утвердительно. Она выделяет три фактора, наличие которых необходимо для положительного ответа на этот первостепенный вопрос. Ключевые факторы здоровых отношений это: открытость, отзывчивость и эмоциональная связь. Если вы хотите улучшить отношения, начните работать над этими качествами вместе.

Открытость

Первый ключевой ингредиент здоровых отношений – это открытость. Людям нужно чувствовать, что партнер им открыт, и это действительно должно быть так. Чтобы повысить открытость в отношениях, уделяйте внимание своей второй половине и не будьте черствым, когда кажется, что он хочет до вас достучаться. Часто может быть трудно протянуть оливковую ветвь, когда вы в ссоре, поэтому партнер может пытаться до вас достучаться после размолвки, но делать это недостаточно настойчиво. Постарайтесь не замыкаться. Также важно уметь просто слушать: так часто люди просто хотят, чтобы партнер их услышал, они ждут сочувствия, а получают непрошеный совет. Вы можете увеличить свою открытость, просто слушая и принимая чувства партнера. Всегда приятно, когда тебя принимают.

Отзывчивость

Второй ключевой ингредиент здоровых отношений – это отзывчивость. Это может показаться очевидным, но я все равно назову ее. Когда партнер обращается к вам – отвечайте. Если вы действительно недоступны в данный момент, потому что заняты чем-то, дайте понять, что его тревоги для вас важны. Найдите время позже, чтобы собраться вместе и обсудить проблему, и действительно выполните это обязательство. Когда партнеры начинают относится друг к другу холодно или не отвечают друг другу, они подвергают отношения разнообразным проблемам. Вместо этого оставайтесь “на связи”, отвечая друг другу.

Эмоциональная связь

Третий ключевой ингредиент здоровых отношений – это эмоциональная связь. Эмоции не всегда понимали правильно, но последние исследования дают возможность понять их лучше. Джонсон доказывает, что любовь – это, в первую очередь, эмоциональная связь. И исследования в нейробиологии, психологии и биологии подтверждают этот постулат, С.Джонсон демонстрирует это в своей книге “Чувство любви: новая революционная наука романтических отношений” (Love Sense: The Revolutionary New Science of Romantic Relationships). Таким образом, партнерам чрезвычайно важно сохранять друг с другом эмоциональную связь. Важно не только уделять внимание эмоциональным переживаниям супруга и спрашивать о них, но и делиться своими. Чем сильнее эмоциональная связь партнеров, тем крепче их союз.

В следующий раз, когда у вас случится жаркая ссора, остановитесь, сделайте глубокий вдох и спросите себя, в чем на самом деле ее причина. Возможно, вы оба пытаетесь проверить, поддерживает ли вас вторая половина и как много вы значите друг для друга. Повысьте свою открытость, отзывчивость и эмоциональную связь, и ссоры станет легче преодолеть, потому что их причиной действительно станет невымытая посуда, невынесенный мусор и, конечно же, деньги.

Женев Кэдделл (Jenev Caddell)

Перевод Ирины Гифтhttp://www.psyshans.ru/

WWW.PSYSHANS.RU

Теги: завладевание, исследования, любовные отношения,привязанность, принятие, уязвимость,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация,

КОМИКС: ЧТО ЗНАЧИТ ЛЮБИТЬ?

Комикс. Что значит “любить.

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина






Перевод Валентины Ячичуровой

www.psyshans.ru

Теги: любовь, уязвимость, доверие, страх, психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.



ЧТО ДЕЛАЕТ НАС СЧАСТЛИВЫМИ

Что делает нас счастливыми


Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина




Дэн Гилберт (Dan Gilbert) и его коллеги проводили очень интересные эксперименты.http://www.ted.com/talks/lang/ru/dan_gilbert_asks_why_are_we_happy.html

В университете они открыли курс фотографии, набрали студентов, дали им в руки камеры и задание сделать 12 фотографий, которые бы напоминали о студенческих годах. Из 12 снимков просили выбрать два лучших, учили их обрабатывать, печатали и на выходе студенты получали две роскошных, размером метр на метр, фотографии значимых для них вещей.

Студентов делили на две группы и одной сообщали, что вот “прямо сейчас” им придётся расстаться навсегда с одной из фотографий. Фотография отправится в Англию в качестве подтверждения прохождения курса и студент уже больше никогда её не увидит: “Поэтому, выбирайте тщательно.”

Студентов из второй группы тоже просили отдать одну фотографию, но условия выбора были другими. Студентам сообщали, что фотографии будут находиться в офисе ещё четыре дня, и они в любой момент могут одну поменять на другую.

Внимание, вопрос: Студентам из какой группы оставленная у них фотография будет нравиться больше? Тем, кто принял необратимое решение, или тем, кому дали возможность своё решение менять?

«Как сразу перед обменом, так и через пять дней люди, у которых уже не было возможности изменить собственный выбор, были просто влюблены в ту фотографию, что осталась у них. А те, у кого выбор был (“может, мне вернуть эту?”, “выбрал ли я самую лучшую?”, “может, эта не такая хорошая?”, “может, хорошую я отдал?”), просто истерзали себя. От фотографии их уже тошнило, и даже после того, как возможность поменяться обратно миновала, они все еще недолюбливали оставшуюся фотографию.”

Дэн Гилберт выдвигает теорию о том, что человеческий мозг способен синтезировать счастье. Он говорит о “естественном счастье”, когда мы счастливы от того, что получили, что хотели, и “синтезированном счастье”, когда мы счастливы тем, что получили, ибо иных вариантов не предвидится.

“Психоиммунная система работает лучше всего тогда, когда мы в тупике, когда мы загнаны в угол. Взять, к примеру, разницу между свиданиями и браком. В смысле, идете вы на свидание с парнем, а он ковыряется в носу. Больше вы с ним на свидание не пойдете. А что если ваш муж ковыряется в носу? Ну конечно, сердце у него золотое, не трогай милого. Вы всегда найдете способ быть счастливым с тем, что имеете.”

В теории Гилберта слишком много костылей, и он сам это чувствует. Он говорит о естественном счастье, и тут же приводит статистические данные, опровергающие утверждение, что свобода выбора коррелирует с уровнем испытываемого счастья. Вернее, корреляция есть, но прямо противоположная: чем больше свобода выбора, тем, в среднем, несчастнее в итоге чувствует себя человек. Ограничение выбора тоже не всегда ведёт к увеличению счастья, чтобы это понимать, не обязательно быть психологом из Гарварда. Так что отбросим его теорию.

Зато предлагаю обратить внимание на золотые слова: психоиммунная система работает лучше всего тогда, когда мы в тупике, когда мы загнаны в угол, но позволю себе их дополнить: и когда/если мы видим, что мы в тупике, когда мы всем нутром ощущаем, что из этого угла выхода нет и не будет.

Понимаете, о чём это? О столкновении с тщетностью и о слезах тщетности. “Синтезированное счастье” Гилберта – это процесс адаптации, когда мы меняемся там, где не в состоянии изменить ситуацию. Мы перестаём хотеть недоступное и находим счастье в том, что имеем. Не просто смиряемся, опуская голову, а искренне наслаждаемся и радуемся жизни.

Процесс адаптации – это удивительный механизм, который позволяет человеческим существам восстанавливаться после тяжёлых потерь, получать пользу от столкновения с трудностями, учиться на своих ошибках, принимать ограничения и оставаться свободным в рамках этих ограничений.

Ольга Писарик

Теги: принятие, слезы тщетности, созревание,психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

психолог Москва, психолог в Москве, консультация
психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация,
психолог консультация психолога, психологическая помощь  

ПРЕВРАЩЕНИЕ МУХИ В СЛОНА

Превращение мухи в слона.

Никто не совершенен.Он забыл выбросить мусор? Она спалила вашу рубашку? Он купил не тот йогурт?
Она не заплатила за интернет? Поверьте, все это такая глупость, что не стоит даже вашего внимания,
не говоря об эмоциях.
Не раздувайте из мухи слона . Вместо этого прогуляйтесь(заодно мусор выбросите) .
Посмейтесь над дыркой на рубашке , ведь давно пора купить новую. Попробуйте "не тот" йогурт, может этот вкус еще лучше? Зажгите свечи и проведите романтический вечер без Интернета.....


www.psyshans.ru





Теги:парные  отношения, совершенство, прощать, юмор, эмоции, любовь, глупость, счастье, принципы счастья,: психолог Москва, психолог в Москве,
консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога,
психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный
психолог Москва, психологическая консультация,


ЦИТАТЫ



Детство не заканчивается с наступлением взрослости.
Оно сохраняется во взрослом возрасте, как уязвимость.(с)





www.psyshans.ru


Теги:взрослость, уязвимость, детство не заканчивается,  психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ЦИТАТЫ

Если я хочу способствовать личностному росту других в отношениях со мной, то должен расти сам; и хотя зачастую это болезненно, но очень обогащает.

— Карл Роджерс

www.psyshans.ru


Теги:
личностный рост, психолог Москва, психолог в Москве, консультация
психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт
Москва, семейный психолог Москва,  

КНИГИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ О ПОТЕРЕ, ГРУСТИ, СЛЕЗАХ

Книги для взрослых о потерях, грусти и слезах



Хочу поделиться с вами тремя книгами, в которых рассказывается о том, как часто сложно бывает принять те потери, которые происходят в жизни, и о том, как горевание,грусть и слезы в итоге помогают принять то, чего не изменить.

«Моя сестра живет на каминной полке», Аннабель Питчер

Легко ли быть мальчиком пяти лет, у которого погибла одна из его старших сестер? Все вокруг говорят, что надо поплакать и станет легче. Но Джеймс совсем не помнит свою сестру и плакать не хочет, зато у него много других поводов для переживаний. Эта книга написана от лица мальчика, одна из двух сестер которого погибла от взрыва 9 сентября. С этого момента его мир рушится на глазах: развод родителей, папино пристрастие к алкоголю, новый муж мамы, новая школа. Переезд и надежда на новую жизнь, но….в мусорном ведре снова пустая папина бутылка, мама не приехала на день рождения, а прах сестры снова стоит на полке. Иногда Джеймс не чувствует ничего, иногда злится, что погибшей сестре уделяют столько внимания, и даже на его день рождения ей достался кусок именинного пирога. Но благодаря своей сестре, любимому коту и многим событиям в жизни Джеймс наконец находитсвои слезы, начинает понимать своего отца.

«Оскар и Розовая дама. Письма к Богу», Эрик Эммануэль Шмитт

Эта книга из тех, когда получается просто рассказать о сложном. Мальчик Оскар должен был сбивать коленки на велосипеде и ходить в царапинах от покоренных деревьев, но он….болен раком. Его родители переживают и очень боятся говорить с Оскаром о том, что происходит. Но у него складываются душевные отношения с сиделкой Розой, которая умеет найти нужные слова, делится историями из своей жизни и постоянно протягивает Оскару невидимый канат, за который он может держаться в отношениях с ней. А еще она помогает Оскару опереться на Бога, и Оскар начинает писать ему письма – из этих удивительных писем и состоит книга. Чуда не случается – Оскар умирает. Но все-таки чудо произошло: отношения с Розой и с Богом, привязанность и опора на них помогает Оскару смириться с мыслью о собственной смерти. Последние месяцы его жизни наполнены эмоциями, переживаниями, близкими людьми и даже любовью к девушке. Полноценная маленькая жизнь. Светлая и душевная книга, которая, возможно, подойдет не только взрослым, но и подросткам в похожих ситуациях.

«Посмотри на него», Анна Старобинец

Это реальная и личная история Анны и ее супруга, которые потеряли ребенка до его рождения из-за порока, несовместимого с жизнью. Весь их путь от диагноза на УЗИ, отрицания, надежды до смирения, принятия. О культуре горевания и прощания с потерями. И о «прелестях» российской медицины, увы. Это история о том, как много простая акушерка в клинике Берлина может сделать для женщины, переживающей потерю, просто потому, что она говорит добрые слова, а малышей одевает и укладывает в скорлупки от страусиных яиц, в корзину с цветами и помогает родителям встретиться с этой потерей, подержать малыша на руках и попрощаться с ним. История местами тяжелая, но искренняя, трогательная в своей храбрости.

Варлакова Юлия

Теги: адаптация книги  слезы тщетности уязвимость   эмоции

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

АНЕКДОТ

-Все сидишь в интернете, а жизнь мимо проходит.
-Я потом погуглю, че там было





www.psyshans.ru


Теги:
практикующий психолог, семейный психолог, психологическая помощь семьям,
консультация психолога, психолог очно, услуги психолога, психолог по скайпу,психологический анекдот

ИЗУЧАЕМ ЯЗЫК СЕРДЦА

Изучаем язык сердца


Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина

“Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь”.

– Маленький принц

В студии мексиканского фотографа из города Оахака стены завешаны фотографиями, на которых дети улыбаются, смеются, смущаются, сердятся, плачут. Когда владельца студии спрашивают, почему он запечатлевает все эти проявления эмоций, он отвечает, что они являются частью жизни и родители хотят сохранить отображающие их фотографии. Его утверждение особенно завораживает, учитывая, что обычно стены украшают фото счастливых лиц. Куда тогда идут все эти фото других эмоций – нахмуренные брови, слёзы, дети, отвернувшиеся в знак протеста или неповиновения? Если поразмыслить, эти фотографии лучше отражают эмоциональную жизнь ребёнка, делая фотографии только одних лишь улыбок однобокими, ограниченными, неполноценными. Не передают ли эти фотографии ребёнку подобное приглашение для выражения эмоций и вне студии? Что эти фотографии говорят о нашем отношении к детским эмоциям, а также к нашим собственным – взрослым?

Мы можем предотвратить появление эмоций не больше, чем можем предотвратить ежедневный восход солнца.

Присутствие эмоционального состояния говорит о том, что нечто в нашем окружении затронуло нас – что что-то взволновало. Эмоции – это то, что объединяет человека с другими млекопитающими, нечто инстинктивное по своей природе, запускающее в организме химические и физические реакции. Как выразился Паскаль (17 век): “У сердца есть свои мотивы, о которых разум ничего не знает”. Эмоции – это не чувства. Чувства – это названия, которые мы даем эмоциям; наша субъективная оценка того, что затрагивается внутри нас. Процесс приведения этих инстинктивных, эмоциональных переживаний под контроль сознания, происходящий в префронтальном кортексе (когда мы думаем прежде, чем сделать) начинается в первые годы жизни и длится еще долго в подростковом возрасте. Именно развитие интеграционного и исполнительного функционирования в префронтальном кортексе, начинающееся примерно с 6 лет, даёт нам возможность испытывать более одного чувства или мысли одновременно, позволяя лучше контролировать себя. Что является частью нашей человеческой природы и отделяет нас от других млекопитающих, так это способность быть в контакте с эмоциями и осознавать их всё больше и больше. Остаётся вопрос: какова роль взрослых в том, чтобы помочь детям развить способность к более цивилизованному выражению своих чувств, когда их охватывают эмоции?

Люди рождаются со способностью к самовыражению и сбросу напряжения в эмоциональной системе. Эта способность отражена в устойчивых выражениях: “я должен следовать велению сердца”, “отдаться чему-то всем сердцем”. Роль самовыражения отчасти инстинктивна и служит нам для “переваривания” того, что мы “поглотили”, особенно в том, что касается эмоций. Джеймс Эрл Джонс однажды заметил: “Одно из самых тяжёлых испытаний жизни – иметь на сердце слова, которые невозможно высказать”. У людей есть множество форм проявления эмоций: от невербального плача младенца до кусающегося и топающего ногами двухлетки, до подростка, закатывающего глаза. Мы также можем выражать эмоции с помощью речи, как мы часто просим дошкольников: “Используй слова, а не кулаки”. Путь к сердцу лежит через слова, которые мы используем, чтобы рассказать, что на душе. Когда у моей 7-летней дочери должны были взять кровь, вместо того чтобы убегать или драться и сопротивляться, во время процедуры она сидела на месте и кричала во всё горло: “Ай, ай, ай!” Двигаться было невозможно, но возможно было выразить свою боль через слова (хотя это и напугало людей, ждавших своей очереди). Помощь детям в том, чтобы научиться передавать словами то, что на душе, – это важнейший шаг к тому, чтобы помочь им развить более цивилизованный способ самовыражения, когда их охватывают эмоции.

Почему же, рождаясь со способностью к самовыражению, мы можем столкнуться с трудностью найти слова, чтобы выразить то, что на душе? Иногда мы сопротивляемся своим чувствам – мы не можем их распознать, не хотим их признавать или отгоняем. Проблема не в наших эмоциях, а в нашем к ним отношении. Эмоции не бывают правильными или неправильными, они всего лишь являются частью прекрасной сложной системы нашей человеческой натуры и её взаимодействия с окружающим миром. Вот вопрос, который здесь напрашивается: как научиться выражать эмоции, не затрагивая других, но и давая им выход? Это задача, ответ на которую стоит того, чтобы его найти, ради умственного и физического здоровья наших детей, а также раскрытия их потенциала к формированию здоровых отношений. На выстраивание здоровой дружбы и партнёрских отношений/брака влияет способность находиться в настоящем моменте и вести себя достойно, когда на сердце неспокойно. Способность распознавать и называть собственные чувства также благоприятствует личностному росту на протяжении всей жизни. Чем больше чувств мы можем облечь в слова, тем лучше мы можем наладить отношения с самими собой и тем менее вероятно, что вместо осознанности внутри появится зияющая пустота. Слишком многие страдают в одиночестве, разделённые с другими людьми, потому что не могут или не хотят поделиться тем, что на душе.

Что же может помешать научиться языку сердца?

Что же может помешать нам помочь ребёнку выучить язык сердца? Прежде всего, бывают такие сложности развития, как врожденные ограничения восприимчивости и эмоциональности. Дети выражают себя вначале невербально – эмоции развиваются быстрее, чем речь. Умение находить слова, чтобы выразить то, что взволновало, требует поддержки и подготовительной работы, которая начинается с названия чувств, отражающих эмоциональные переживания: грусть, фрустрация, разочарование, стыд и т.д. Если вы не можете назвать что-то, вы не можете выстроить с этим отношений. Как мы можем хотя бы начать разбираться, что делать со своей ревностью, завистью, разочарованием, если мы не знаем названий этих чувств? Названия дают значение, они открывают диалог и помогают понять это переживание, как и предоставляют возможность выстроить своё к нему отношение. Моя дочь однажды мне сказала, что у нее “в животе ощущение, как будто там масло взбивают”. Это ощущение “болтанки” сопровождалось выражением опасения, беспокойства и страха перед тем, что маячило на горизонте. Она не смогла бы начать разбираться в этих эмоциях, не дав им сначала названия.

Иногда дети могут сопротивляться эмоциям и скрывать их, особенно когда думают, что не получат одобрения от значимых для них людей. Мнение, что “хорошие девочки всегда милы и не возражают старшим”, а “храбрые мальчики не плачут” продолжает насаждать убеждения взрослых, заставляя подавлять эмоции, которые им противоречат. Если мы завязнем в попытках быть милыми и храбрыми, интересно, куда денутся эмоции страха и нежелания быть милым? Кроме того, мы выросли с ложным убеждением, что выражение эмоций приведет к усилению основанных на них действий. Исследования, напротив, показывают, что выражение эмоций приводит к уменьшению их общего эффекта и необходимости действовать. Когда мы пытаемся отсечь беспокоящие нас чувства, огорчение, фрустрация должны найти выход, и возникает вопрос, куда уходит эта энергия? Когда наша эмоциональная система активирована, а выражение эмоций блокировано, энергия застаивается и накапливается, полностью препятствуя, таким образом, самовыражению и спонтанности в жизни. Застрявшие эмоции приводят к беспорядку. Наши слова должны соответствовать тому, что у нас на душе. Если у нас нет этой целостности, мы загрязняем сами себя, живя в тени нашего истинного “я”.

Эмоции являются движущей силой психологического развития от раннего детства до юности. Тогда как маленькие дети учат названия чувств для эмоций, которые они испытывают, то подростки пытаются разобраться в одолевающих их противоречивых чувствах. Одна их часть стремится стать независимым человеком, другая испытывает тревогу в связи с возрастающей сепарации от родителей. Повсюду мы видим признаки того, что дети, подростки и взрослые пытаются заглушить свои чувства и отвлечься от них различными способами: от переедания, лекарственных препаратов, наркотиков, алкоголя до просмотра телевизора и компьютерной зависимости. Когда мы перестаем чувствовать, мы перестаем расти и становимся склонными к безразличию и эгоизму, примером этого может служить буллинг. Булли принимаются за свое ежедневное занятие – обижать слабых, – мало думая о сожалении, стыде или заботе о других. Наши сердца предназначены для глубоких чувств, а не для того, чтобы становиться холодными и чёрствыми. Чёрствое сердце – это реакция и форма защиты от уязвимости жизни в мире, который больше не является безопасным или слишком ранит эмоционально и физически. Когда привязанность делает нас уязвимыми к травмам, по утверждению Г.Ньюфелда, за это приходится платить способностью к игре, и мозг выбирает выживание, а не способность чувствовать. Когда наши чувства начинают исчезать, мир становится для нас приглушённым, а краски эмоциональной жизни блекнут. Мы можем незаметно соскользнуть в мир, где чувство не становится прибежищем, не в результате сознательного выбора, а из необходимости. Только через нежность и питающую привязанность мы можем спасти кого-то из их приглушенного мира, приглашая идти за собой и убеждая, что мир снова безопасен. Одной из самых важных задач для родителей является сохранить сердца наших детей мягкими. Их способность переживать весь спектр эмоций и выражать то, что у них внутри, будет движущей силой для роста и зрелости на протяжении всей жизни.

Помогаем детям и подросткам делиться тем, что у них на сердце

Как мы можем сохранить сердца наших детей мягкими и позволить их эмоциям свободно изливаться? Мы должны сделать больше, чем просто помочь им выучить имена собственных чувств: между нами должно быть достаточно контакта и близости, что позволит безопасно выражать уязвимые мысли и чувства. Возможно, мы и рождаемся со способностью выражать свои чувства, но нам также необходим кто-то, кому мы можем раскрыть свои секреты. Чтобы делиться секретами, мы должны прежде отдать кому-то свое сердце, так чтобы желание быть познанным и понятым создавало стремление поделиться тем, что внутри. Когда мы делимся своими чувствами, отношения углубляются, и мы чувствуем себя как дома под их заботой, ощущая сильное чувство принадлежности. Как заметил Карл Юнг: “Мы оглядываемся с восхищением на великих учителей, но с благодарностью на тех, кто затронул наши человеческие чувства… Тепло является жизненно важным элементом для роста растения и души ребёнка”. Привязанность – это то, что помогает изливаться тому, что на сердце у ребенка, заполняя пространство между нами и создавая в результате взаимосвязь. Они должны ощущать нашу щедрость и приглашение вместе со свободой выражать то, что у них на душе, не будучи стеснёнными нашими видимыми реакциями на это и впечатлениями. Подчас нам труднее всего справиться с теми эмоциями ребёнка, с которыми нам трудно совладать самим. Если мы не допускаем собственных слёз и несовершенств, нам будет трудно принимать слёзы и эмоции ребенка. Как нам донести до них, что их эмоции не являются хорошими или плохими, если мы осуждаем и стыдимся своих собственных?

Иногда наша реакция на эмоции ребёнка показывает, что мы не можем или не хотим его слушать.Мы можем обесценить их чувства выражениями вроде: “Ничего страшного, беги поиграй”, или: “Не страшно ошибаться, на ошибках учатся”. Когда мы подавляем или отрицаем их чувства, мы не создаём пространства, где человек может осознать, назвать и совладать со своими страхами, желаниями и отчаяньем. Другими ответами, которые не помогают решить ситуацию, являются попытки рационализировать чувства посредством логики. “Пусть тебя не беспокоит то, что говорят другие, их слова не должны тебя ранить”. “Что значит – я тебе ничего не покупаю? Почему ты такой неблагодарный? Только вчера я купил(а) тебе…” Наши чувства нельзя просто объяснить, на самом деле, мы должны рассмотреть свою зависть, грусть или чувство потери при свете дня, чтобы изучить их, найти выход, пролить слёзы по поводу того, что задето внутри нас. Другие примеры бесполезных ответов – это указания, как дети должны справиться с той или иной ситуацией, когда мы хватаемся за возможность преподать им урок. “Если бы ты наводил порядок в своих вещах, ты знал бы, где их искать, когда они тебе нужны”. Как бы это выглядело с подростком, если бы мы запрещали ему выразить фрустрацию или грусть от того, что он не может что-то найти, – возможно, их эмоции могут научить их большему, чем мы могли бы когда-нибудь донести. И наконец, иногда мы стремимся защитить детей от некоторых чувств, составляющих привычную часть жизни, например, когда их не пригласили на день рождения или они столкнулись с потерей любимого питомца. Мы пытаемся отвести их глаза от проблемы обещаниями сокровищ, вместо того чтобы помочь им найти название для того, какое сокровище они потеряли. Так мы избегаем слёз, которые должны быть пролиты. Если мы не подведем детей к их уязвимым чувствам и не будем поощрять их отношения с ними, то кто это сделает?

Для того чтобы помогать детям выражать свои чувства, требуется большое терпение и много времени с нашей стороны. Мы можем выразить желание знать, что у них внутри, многими способами: от тепла нашего присутствия до активного слушания и отражения их переживаний (например: “Ты сегодня с утра особенно раздражителен, наверное, ты думаешь о предстоящем визите к зубному и дырке, которую нужно запломбировать?”). Недостаточно просто отражать то, что у них на душе. Кроме этого, мы должны донести до них, что мы можем справиться с их эмоциями. Некоторые дети переживают очень сильные эмоции из-за врождённой чувствительности, что тяжело переносить взрослым. Чтобы ребёнок делился тем, что у него на душе, он должен чувствовать, что мы можем принять его любым, что он не должен съёживаться в нашем присутствии от того, что с ним слишком трудно.

Душа и зрелость

Богатая и разнообразная эмоциональная жизнь – это то, что придаёт нашему существованию полноту. Она стоит за нашим самовыражением, спонтанностью, полной вовлечённостью в жизнь, а также за качеством отношений с другими людьми.

Как сказал Альберт Эйнштейн: “Существует два способа жить: вы можете жить, как будто ничто не является чудом; вы может жить, как будто чудом является всё вокруг”.

Способность выразить в речи то, что на душе, лежит в корне целостности и уникальности личности. Когда мы не ценим то, что внутри, мы можем меняться, подстраиваясь под других, принижая и загрязняя себя таким образом. Мы должны согласовывать потребность в самораскрытии с миром, в котором часто нет времени, пространства или желания узнать, что внутри нас. Ответом является не транслировать себя всему миру без разбора, а питать и поддерживать уязвимые отношения, в которых мы можем поделиться тем, что на душе, где нас увидят, услышат и будут любить такими, какие мы есть на самом деле.

При отсутствии отношений с самим собой будет трудно вступить в глубокие отношения с другими, в которых мы сможем по-настоящему дарить себя другому человеку. Если мы не можем найти места для собственных эмоциональных переживаний, как нам найти внутри себя место для переживаний другого?

Если в нашем сердце нет места для другого человека, мы не можем предложить ему место для отдыха, убежища, не можем насытить его потребность в принадлежности, значимости, любви, стремлении быть познанным.

Мы должны помочь детям и подросткам узнать себя, создавая пространство для выражения, если их что-то взволновало, и ведя их через этот отрезок жизненного пути по неведомым землям. Когда они узнают названия своих эмоциональных переживаний, они смогут их понять и разобраться, что делать с фрустрацией, завистью и разочарованием.

Когда у них есть взаимоотношения со своими внутренними переживаниями, они смогут вступить в глубокие значимые отношения с другими, в которых есть место взаимной зависимости, общности и поддержке.

Чтобы разделить себя с кем-то, нам нужно сначала найти себя – сердце, которое чувствует, голос, способный говорить, и убежденность, что богатство жизни происходит от принятия её близко к сердцу. Для того, чтобы помочь детям достичь этого, требуется время, но это путешествие дорогого стоит.

Дебора Макнамара (Deborah MacNamara)

Перевод Ирины Гифт  

Теги: личностный потенциал,принятие, развитие, смешивание чувств, уязвимость, эмоции,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация

www.psyshans.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ МЫСЛЯМИ

Здравствуйте! Я - взрослый психолог!
Поэтому детьми не занимаюсь.
Просто выкладываю серию статей про то, что может приводить к проблемам во взрослом состоянии, чтобы взрослые, нуждающиеся в психологической помощи, могли лучше понять, как возникли их проблемы и как должно было быть , чтобы проблем не было.
Это , как я надеюсь, может облегчить моим клиентам "изобретение велосипеда", то есть поможет быстрее создать новую модель мира, с новым отношением к себе.

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина





Поделиться мыслями.

«Чем меньше плачет ребёнок, тем больше слёз проливает его родитель»
Из лекций Ньюфелда о процессе адаптации

Ниже приводится замечательный рассказ мамы о принятии собственной неидеальности, о том, как переживание мамой собственной тщетности смогло помочь ей укрепить узы привязанности с дочкой. Если у ребенка есть трудности с процессом адаптации, нарушена привязанность, то родителю приходится выплакивать намного больше слёз по поводу того, что он не способен предоставить ребёнку возможность пережить тщетность своих устремлений. И этот рассказ совсем не о том, как в первую очередь позаботиться о себе, и не о возможности неконтролируемого извержения собственного гнева на ребёнка, он о способности прислушаться к себе, принять свои эмоции и научиться экологично выражать их в отношениях.

Последние два месяца хожу на терапию к психологу, и, раскапывая причины проблемы, с которой я пришла, мы проговорили очень многие аспекты моей жизни. И первый месяц мы почти всё время обсуждали мои отношения с дочкой, потому что эта проблема была настолько насущная, что я не могла ни о чём другом говорить.

Дочке 3,2 года, она непростая девочка – смотрю на детей друзей и вижу, что большинство гораздо спокойнее, уравновешеннее, послушнее. Мне всегда было с дочкой трудно, поэтому я и пришла к альфа-родительству, когда ей было около полутора. К двум с небольшим мы пришли к очень гармоничному существованию, потом родился младший ребенок, и следующие 9 месяцев я жила просто на пределе морального напряжения. Я очень старалась быть хорошей мамой обоим детям, уделять каждому время качественно, не общаться с ними механически, быть контейнером для негатива.(о дочке речь в первую очередь, конечно, а она ещё и в кризисе трёх лет, и в кризисе отношений с папой, и со склонностью к истерическим реакциям). И мне каждый день казалось, что я таскаю камни, как бы я ни старалась, но почти каждый день я срывалась и кричала, или ругала дочку, или, совсем не зная, как добиться желаемого поведения, угрожала ей какими-то наказаниями (не пойдём гулять, не будет сладкого), а иногда совсем не по-альфовски отводила в другую комнату и запрещала выходить пару минут, потому что уже так злилась, что боялась по попе отлупить. И каждый вечер я себя корила, ругала, грызла и ненавидела за то, что вот, спит мой маленький ангел, такая тонкая, чуткая, такая нуждающаяся в любви и принятии, и вот её мать-мегера, которая не может справиться со своим дурным характером и своими желанными двумя детьми.

Психолог привела меня к очень простой мысли, которая никогда не приходила мне в голову: пытаясь быть контейнером для плохих эмоций дочери, принять её со всеми недостатками, я никогда не была этим контейнером для самой себя, не принимала свои недостатки. И чувство вины, которое, как пружина, закручивалось с каждой ошибкой, только усугубляло это. И я попробовала отпустить ситуацию. Я решила “сбросить настройки” и не придерживаться никаких теорий воспитания и разрешить себе действовать не в рамках теорий, а естественно. Первые две недели были довольно бурными и громкими, но, хотя я кричала и ругалась, внутри уже не поднималась такая волна эмоций, не хотелось отшлепать и наказать, просто хотелось выпустить пар. И дочка чувствовала это и реагировала на мой крик гораздо спокойнее, чем раньше. А пару недель спустя я вдруг поняла, что я почти перестала кричать, что дочка стала гораздо лучше слушаться при меньших усилиях, что я больше не считаю часы до отбоя, у меня появились силы: и моральные, и физические. А главное, я наконец почувствовала дочь, с сыном это пришло сразу с рождения, а с ней всегда было через голову. И отпустив это “я должна вести себя так, а вот так ни в коем случае”, которое, оказывается, меня очень тяготило, выпустив напряжение, я вдруг оказалась гораздо ближе к той самой заветной “альфе”.

Я так часто встречаю и  в постах и комментариях слова о чувстве вины, об усталости, о том, как трудно бывает следовать теории, и я это отлично понимаю. Наверное то, что я написала, со стороны очевидно, и никакой Америки я не открываю, но мне столько месяцев отравляло это жизнь и мучило и, если бы не взгляд со стороны, мучило бы и сейчас. Поэтому я решила поделиться этим опытом, вдруг кому-то это окажется полезным.

Алина Шур,  

Теги: быть родителем, важность эмоций,личный опыт, принятие, родительская агрессия,слезы тщетности, укрепление привязанности,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

ПОЧЕМУ ДЕТЯМ НУЖЕН ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОКОЙ И КАК ЕГО ОБЕСПЕЧИТЬ



Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40   c 10-00 до 22 00 - Ирина
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru






Теги: воспитание, расслабленный ребенок, психологический покой ребенка,
психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога,
психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт
Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация
психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.
нужен психолог,
ищу хорошего психолога, частный психолог, личный психолог, практикующий
психолог, психолог со стажем, психолог цена, психолог стоимость, психотерапевт
цена, психотерапевт

www.psyshans.ru

ЗРЕЛОСТЬ - ЭТО ГОТОВНОСТЬ СЛЫШАТЬ "НЕТ"

Зрелость - это готовность слышать "нет"

В последнее время я наталкиваюсь на информацию о том, что это значит – быть зрелой личностью, в каких психологических чертах проявляется эмоциональная зрелость, а что значит быть ребёнком. При обсуждении этой темы подчеркивают возможность строить отношения и достигать успеха в работе, реализовать свой творческий потенциал. Я бы добавила, что важной характеристикой зрелой личности является умение переживать отказ.


Одной из задач развития является умение говорить «нет» другим, отстаивать свои интересы, отказываться от того, что не приносит радости или противоречит интересам. Умению говорить «нет» посвящены многие тренинги, ведь порой, людям требуется время, чтобы научиться отказывать другим и не чувствовать себя при этом плохими и неудобными.

Но такой же важной задачей развития зрелой личности является готовность быть по другую сторону, то есть слышать «нет» на свои ожидания и просьбы. «Нет» нам говорят люди, «Нет» нам говорит сама жизнь.

Расскажу одну замечательную притчу об этом.

«Маленький Мартин мечтал о велосипеде и в канун Рождества решил обратиться к Богу, чтобы он сделал ему такой подарок. Мать Мартина услышала его молитву и огорчилась, зная, что у их семьи нет денег на такой подарок. В Рождество, когда мальчик не получил то, что хотел, мать с сочувствием спросила у него:

– Наверное, ты очень обижен на Бога, ведь он не ответил на твою молитву?

– Нет, я не обижен. Потому что он ответил на мою молитву. Он сказал мне «нет».

В ситуациях, когда «нет» воспринимается как наказание, происходит блокирование сил и жизненной энергии, человек отказывается воспринимать неудачи как естественную часть жизни, и начинает ходить по кругу всевозможных «почему?» и «за что?»

«Нет» присутствует в каждом мгновении жизни: мы слышим отказ в любовных, дружеских отношениях, в своих мечтах и целях, которые ставим перед собой.

Есть несколько типов реакции человека на отказ в удовлетворении его потребностей:

Я плох и потому мне отказали, а значит, я не буду спрашивать больше ни у кого.

– Я не заслужил то, что хочу, мне нужно искупить мою вину и может быть тогда всё получится.

– Мир плох и в нём нет того, в чем я нуждаюсь, поэтому искать бессмысленно.

– Я буду искать дальше во что бы то ни стало и всё равно добьюсь своего.

Последний пункт кажется самым приятным, но в нём так же может скрываться незрелый способ поведения. Хорошо, когда человек способен быть целеустремленным и достигать целей, не травмируясь при неудачах, но плохо, когда желание добиться своего превращается в навязчивое повторение «дай», как у ребёнка, требующего игрушку. Если невозможность услышать «нет» превращается в навязчивую попытку войти в одну и ту же закрытую дверь – стоит задуматься о своём умении принимать реальность.

Разговаривая с людьми в моём кабинете или за его пределами, я часто ловлю себя на мысли, что жизнь была бы намного проще, если бы люди приняли, что  не все в этом мире доступно. И это ни плохо и ни хорошо, это просто факт.


Навык слышать отказ формируется в детстве, когда мы слышим  первые "нет" и "нельзя". Это совершенно неизбежная часть процесса развития и постижения ребёнком внешних норм, правил, границ дозволенного и возможного. Вначале мы слышим отказ в своей семье и ближайшем окружении, потом в садике, в школе. Это то время, когда нас призывают слушаться и принимать «Нельзя» безоговорочно. Это период детства, пока ответственность за нас несут взрослые. И если ребёнок растет в поддерживающей обстановке, то в его жизни «Да» и «Можно» вполне компенсируют огорчения. В этом случае ребёнок постигает внешнее ограничения как рамки, границы территории дозволенного в данной ситуации, а не как обиду, наказание или сообщение о том, что его отвергают. И, оказавшись во взрослой жизни, он будет вполне успешно справляться со своими чувствами в ситуации отказа.

И здесь поднимается вопрос о том, что значит «успешно справляться». Это не означает, что неприятные чувства полностью отсутствуют. Это означает, что они не блокируют жизненные силы человека, не загоняют его в депрессивное состояние и не устраивают обвал собственного достоинства. Отказ хоть и вызывает негативные чувства, но должен существовать в контексте «жизнь – продолжается!». А вот утрата этого ощущения действительно является психологической проблемой, которую надо решать.

Если говорить о способности зрелым способом принимать «Нет», то более подходящим является понятие «Устойчивость» или «Укорененность», как внутренняя опора. Безусловно, существуют ситуации особой важности для каждого человека, отказ в которых будет восприниматься как сильнейший стресс. Это, в основном происходит тогда, когда человек сужает свою жизнь до одного единственного «хочу». Если же ситуация, в которой получен отказ, является частью многогранной жизни человека, то, даже если его и зашатает, как дерево в ураган, корни помогут выстоять.

Мы не рождаемся с договором в руках о том, что получим всё, чего хотим.

Никто не обещает, что жизнь будет безоблачной.

Единственная гарантия, которая у нас есть при рождении, – это сама жизнь. В принципе, ничто кроме бьющегося сердца и возможности увидеть мир нам не обещано.

Инфантильная позиция – это смотреть на мир как на большую грудь, в которой всегда должно быть достаточно молока.

В то время как жизнь – это неизвестная дорога, по которой можно путешествовать.

«Нет» – это всегда ответ. Ответ, от которого можно отталкиваться и принимать решения о дальнейшем направлении.

Черняева Виктория Борисовна

www.psyshans.ru

Теги: адаптация, вина, зрелость, общение, помехи на пути к зрелости,развитие потенциала, слезы тщетности, стыд,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

СИЛА УЯЗВИМОСТИ

Сила уязвимости

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru c 10-00 до 22 00 - Ирина

Захотелось написать этот материал после прочтения книги Брене Браун “Дары несовершенства”. Психолог и исследователь — Брене Браун — узнаёт секреты людей, живущих полноценной и счастливой жизнью, и приходит в своей книге к выводу, что признание и принятие собственной уязвимости — один из них.

Я много об этом думаю, думала и до прочтения книги. Потому что для меня признавать и демонстрировать свою уязвимость — шаг, требующий огромных усилий и смелости. Это не всегда получается. Чаще не получается совсем.

Но я пробую, потому что уверена, что уязвимость — это ключ к самости и индивидуальности, а ещё — во многом залог настоящих близких отношений.

Я хочу поговорить об этом, но чтобы не потеряться в собственных рассуждениях и не породить бесплодных дискуссий, начну со скучных, но необходимых для понимания всего текста определений.

Перелопатив весь интернет, нашла определения Ожегова и Ефремовой слову «уязвимый», но не нашла «уязвимость». И «уязвимый» оба словаря определяют через синонимы «ранимый» и «слабый», что мне кажется, упрощает суть, и не раскрывает её.

А вот определение Википедии мне показалось очень точным.

«Уязвимость — параметр, характеризующий возможность нанесения описываемой системе повреждений любой природы теми или иными внешними средствами или факторами. Уязвимость неразрывно связана с характеристикой «живучесть».»

Живучесть же, в свою очередь, определяется как «способность технического устройства, сооружения, средства или системы выполнять основные свои функции, несмотря на полученные повреждения».

Мне понравились эти определения, потому что вместе они отражают глубинную суть уязвимости.

Это не слабость, не чувствительность и даже не ранимость. Уязвимость — это неотъемлемая часть, сущность человеческого организма, жизненность. Уязвимость означает, что этот организм живой и ему разными внешними средствами могут быть нанесены повреждения. Но другой неотъемлемой частью человеческого организма (и это очень важно!) является живучесть — способность восстанавливаться, жить, выполнять основные функции несмотря на полученные повреждения.

Очень часто можно встретить использование слов «слабость», «чувствительность», «ранимость», «незащищенность», «открытость» как синонимов уязвимости, но терминологически в контексте этого материала это неверно. Человек может не обладать ни одним из перечисленных качеств в их обыденном понимании, но он останется уязвимым, дело лишь в качестве и количестве наносимых ему повреждений.

Помните прекрасную древнегреческую легенду об Ахиллесе, которого его мать — морская богиня Фетида — купала в водах священной реки, чтобы таким образом сделать его неуязвимым и бессмертным. И только пятка, за которую она держала младенца, окуная его в воду, не получила волшебной защиты. Так и у каждого из нас есть «ахиллесова пята», и не одна — места, в которые как тщательно мы бы их не защищали, нас можно ранить и даже убить.

Мне кажется, ни у кого не должно остаться сомнений, что человек уязвим, как и любое живое существо. Только человек уязвим еще сильнее, потому что кроме потери своей физической полноценности и силы, ему есть ещё чем рисковать — чувствами, эмоциями, рассудком.

Однако каждый уживается со своей уязвимостью по своему — один не признает её, другой тщательно скрывает и защищается от уязвимости, третий учится демонстрировать её в безопасном пространстве.

Я бы сказала, что уязвимость живёт на трёх уровнях.

Первый уровень — это полное её отрицание. Знаете таких людей, которые верят в то, что держат всё под контролем? В зону контроля попадают не только сторонние люди, предметы и обстоятельства, но и сам человек с его эмоциями и чувствами.

Второй уровень — признание своей уязвимости, но наличие внешнего контроля. То есть человек понимает, что он уязвим, знает свои слабости и несовершенства, но не готов открывать и демонстрировать их окружающему миру.

Так живем почти все мы, даже те, кто отлично продвинулся в самопознании. Мы понимаем, кто мы, но когда речь идёт о том, чтобы демонстрировать это окружающим, нас что-то останавливает. Страх боли, риск не понравиться и не полюбиться столь привычному миру, боязнь одиночества.

Демонстрировать окружающим — близким и чужим людям — свои больные точки, тонкие места, свою «ахиллесову пяту» — это огромный риск. Это требует смелости, искренности, базовой уверенности в себе. Для меня это почти недостижимый третий уровень бытия уязвимости.

На этом уровне мы чаще всего подходим очень избирательно к тому, что демонстрировать, кому и когда. Близкие люди получают чуть большую порцию нас настоящих. Коллеги по работе — маленькие кусочки. Друзья в Facebook почти ничего, ну если только вы не начинающий блогер, цель которого покорить свой виртуальный мир своей искренностью и человечностью. Я утрирую, конечно.

Я убеждена, что жизнь на полной мощности эмоций и чувств счастливая полноценная настоящая жизнь возможна только на третьем уровне.

Как сильно открываться и кому — это уже решать вам. Но признавать свою уязвимость и демонстрировать её окружающему миру просто необходимо, для того, чтобы любить, для того, чтобы быть собой, для того, чтобы выжить.

Мой призыв к демонстрации уязвимости был бы однобоким, если бы я не взялась за смелость написать про «золотые слитки», которые дают признание и демонстрация своей уязвимости. Но я сразу оговорюсь, что не претендую на научность и на исследовательский характер своих выводов. Во многом я опираюсь на книгу “Дары несовершенства”, но не скопировала из неё ни строчки, правда. Я пишу как человек, который делает свои шаги к полноценной жизни, человек со своей историей отношений с уязвимостью, человек, который учится быть собой и который знает о том, как важен и одновременно труден этот путь.

Признавать и демонстрировать свою уязвимость — единственный способ оставаться собой, обрести самость и индивидуальность.

Мы живем в мире хорошо придуманных и разыгранных масок. С телевизора нас поражают мужчины и женщины своим умом, красноречием, исключительной моложавостью и красотой.

Социальные сети демонстрируют нам профили успешных ,высокоэффективных, востребованных ,ведущих здоровый образ жизни исключительных людей.

Нам хочется соответствовать. Причем соответствовать даже за закрытой дверью в туалете, где нас никто не видит и не слышит. Нам хочется быть особенными, сильными, интересными людьми без слабостей и всяких там заморочек.

И так мы живем, надев на себя маску приличного симпатичного во всех отношениях человека, или повернувшись к миру всего одной своей лучшей, по нашему мнению, стороной.

Я не стану писать о том, как все мы прекрасны, и как здорово и важно демонстрировать каждую частичку себя. Есть качества, которые я в себе считаю неприемлемыми, и ничто на свете не убедит меня в том, что они заслуживают публичности и открытости.

Но очень часто мы знаем недостаточно о себе и окружающих нас людях, демонстрируя им ошибочно выбранный образ.

Мы утрачиваем себя, свою индивидуальность, яркость, характер, исключительность, пытаясь нравиться этому миру не такими, какие мы на самом деле есть.

И только демонстрируя свою уязвимость, свои недостатки, тонкие места своей операционной системы, которой, увы, можно навредить, мы становимся собой. Мы даём возможность миру прикоснуться к нам настоящим. И только так мы можем не потерять яркость и не слиться с тусклой массой «неуязвимых», только так можем завязывать и создавать настоящую дружбу и эмоционально близкие отношения.

Признание и демонстрация своей уязвимости обязательны в близких отношениях.

Настоящие эмоционально-близкие отношения

Близость сама по себе предполагает, что мы подпускаем к себе другого человека настолько близко, что не боимся открыть и показать ему самые болезненные наши места.

Я уже не говорю о том, что любовь может жить только там, где люди могут оставаться собой, предъявляя друг другу себя настоящего.

Эмоционально обнажаться всегда страшно, не менее страшно делать это перед близкими людьми. Не знаю, как вам, но мне самые страшные и жестокие раны наносили близкие люди. Но это не отменяет того, что создавая близкие отношения, невозможно снова не не идти на риск

Признавать и демонстрировать свою уязвимость — единственный способ создать близость, почувствовать, услышать, понять друг друга.

Уязвимость — ключ к понимаю людей, состраданию и сопереживанию.

Непринятие собственной уязвимости делает нас требовательными и не чувствительными не только к себе, но и к другим людям. Сопереживать потерю другого человека, оплакивать с ним горе, почувствовать опустошенность и боль, можно только обнажившись самому. Если мы всецело заняты тем, чтобы ретушировать свои раны, нам сложно будет услышать плач другого человека..

Наконец, мы не можем быть достаточно терпимы и чутки к другим людям, если нам не хватает мудрости разглядеть свои собственные недостатки и принять их.

Признание и демонстрация своей уязвимости — единственный способ ставить перед собой высокие и сложнодостижимые цели.

Боязнь совершить ошибку и быть публично распятым за неё еще никого не сделала сильнее и храбрее ни в постановке, ни в достижении цели.

Анализируя себя, я вдруг осознала, что мой перфекционизм — желание всегда оставаться на высоте и достигать во всем совершенства — никогда не помогал мне достигать целей. Он всего лишь заставлял меня выбирать самые реалистичные и самые лёгкие цели, не достичь которых у меня не было шанса. Я обнаружила, что всё, чем я предпочитаю заниматься по жизни, почти не связано с риском ошибиться и упасть…

Сколько всего я могла бы сделать, если бы так сильно не боялась совершить ошибку, продемонстрировав миру свою неспособность добиваться целей. Какие бы грандиозные и смелые планы я рисовала бы себе, если бы так сильно не зависела от окружающего мнения.

Если мы перестанем бояться демонстрировать миру свои ошибки, свою недостаточность и неспособность добиться чего-то желаемого, мы можем стать по-настоящему смелыми в своих планах и ожиданиях от жизни. Мы можем научиться ставить желанные сложнодостижимые большие цели и не бояться рисковать.

Принятие и демонстрация своей уязвимости — единственный способ жить эмоционально полной жизнью.

Попытка избежать уязвимости приводит к онемению чувств и эмоциональной сферы человека. К сожалению, психика человека не умеет быть избирательной — блокировать негативные переживания, и проживать яркие и счастливые. Онемение чувств означает, что мы перестаем проживать любые эмоции  — и радостные, и горькие.

Для того, чтобы прочувствовать всю красоту вселенной, радоваться наступающему дню, улыбаться играющим детям, чувствовать жизнь, счастье и тепло — просто необходимо проживать и испытывать негативные эмоции  — боль, разочарование, страх.

Если мы не боимся уязвимости, а признаем и демонстрируем её, нам не нужна спецзащита от боли и разочарования. Мы готовы испытывать разные чувства, мы знаем, что нас могут ранить и обидеть. Но это только делает нас более чувствительными ко всему диапазону предлагаемых вселенной переживаний. Теперь мы можем по-настоящему улыбаться тому хорошему, что она нам несёт.

***

Когда мне было 18 лет, я знала, какой хочу стать. Я рисовала себе образ успешной оптимистичной общительной решительной женщины, которой когда-нибудь научусь быть. Годы ушли на то, чтобы создать этот лакомый образ. Что-то въелось в кожу так сильно, что не оттереть даже с мылом. Я верила, что тогда-то я заживу настоящей счастливой жизнью. Теперь, после 35, я думаю, что всё не так. Настоящая жизнь — это возможность быть собой, не врать себе, не надевать образ, отчистить всю шелуху и танцевать голышом.

Чтобы не проделывать этот огромный сложный путь обратно, не заблуждайтесь. Не бойтесь быть собой и демонстрировать миру себя. Не прячьтесь от уязвимости, это то, что делает вас особенными, настоящими, живыми. Читайте умные книжки не после 35, а до. И слушайте своё сердце.

Мария Никонова

Источник

WWW.PSYSHANS.RU


Теги: зрелость, личный опыт, подавление чувств и эмоций , развитие, смешивание чувств, стыд, уязвимость,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ВОСПИТАНИЕ РЕБЕНКА

Желание ребенка быть хорошим в глазах родителей – это мощная мотивация, значительно облегчающая процесс воспитания.

Мы навредим отношениям с ребенком, если не будем верить в его желание быть хорошим, когда оно на самом деле существует: например, обвиняя ребенка в дурных намерениях, если он демонстрирует неприемлемое для нас поведение.

Такие обвинения могут очень быстро запустить механизмы защиты в подсознании ребенка, повредить нашим с ним взаимоотношениям и заставить его считать себя плохим.

Для ребенка слишком рискованно продолжать стремиться быть хорошим в глазах родителя или учителя, который не верит в его добрые намерения и, следовательно, думает, что к нему, ребенку, надо применять метод кнута и пряника.

— Гордон Ньюфелд

www.psyshans.ru

Теги:воспитание ребенка, хороший ребенок, верить ребенку, обвинения, механизмы защиты, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

УЯЗВИМОСТЬ

То, о чем говорится в этой статье - самая соль работы психолога с пациентом с серьезной психологической травмой - открыться, снова стать уязвимым, признать свою слабость. Для человка, чье доверие было нарушено в детстве и кто сильно пострадал от активной (избиения) до пассивной агрессии - заброшенность, покинутость, отсутствие привязанности, не важность, не ценность ребенка, ребенок 2козел отпущения"" и тд, вернуться в лоно человес-чества трудная, а, порой, невыполнимая задача. Это так грустно и вызывает, порой, во мне столько сочувствия, горечи и настоящего горя, я плачу от тщетности собственных усилий и усилий клиента  и только принятие своей слабости позволяет оставаться рядом с пацинтами и продолжать работать с этими пацментами или с другими, у которых окажется больше надежды, а, значит, шанс на выздоровление.
Ирина Ситникова - психотерапевт
Записаться на консультацибю- 8 916 542 01 40
скайп - psyshans

Уязвимость. Глава из книги Д. Нойброннер “Понимать детей”
Быть родителем, Взаимоотношения с миром, Детская психология, Привязанность, Социализация, Уязвимость

Отрывок из книги посвящённой теории психологического развития на основе привязанности, иначе известной, как “модель Ньюфелда”. Автор – преподаватель Института Ньюфелда Дагмар Нойброннер, втупительное слово – Годрон Ньюфелд

«Пошёл вон, ты, мямля!» — кричит Оливер. Какой ужасный день! Маттиас молча отворачивается. Остаток дня в школе он проводит, как будто заледенев, и не может ни на чем сконцентрироваться. Дома его прорывает: «Он такой идиот, этот Оливер, и такой подлый! Ненавижу его! Как он меня бесит!» Сильке выключает плиту и подсаживается к сыну — теперь ничего не подгорит на плите, а «ярость» должна перейти в «грусть».

«Ого, да между вами действительно произошло что-то нехорошее. Жаль, он же твой лучший друг», — говорит она сочувствующе и мягко приобнимает своего старшенького. Сначала Маттиас что-то бормочет и отворачивается, но потом обвивает руками мамину шею, прижимается головой к её плечу и начинает горько плакать. «Оливер больше не хочет быть моим другом!» Сильке много не говорит, она просто держит сына в тепле и защищённости до тех пор, пока он не выплачется.

Уязвимость.

Вы, наверное, спросите: и что в этом хорошего? Разве не лучше быть неуязвимым и хорошо защищённым? «Уязвимость» звучит как «хрупкость» и «слабость». Не напрасно большинство детей и подростков, да и многие взрослые стремятся быть хладнокровными, а не чувствительными и уязвимыми. Чтобы объяснить концепцию уязвимости, я показываю во время своих лекций изображение улиток в домиках: представьте себе нежную улитку, которая ползет, выставив перед собой рожки. Ее органы чувств полностью готовы к восприятию. В этом состоянии она может продвигаться вперёд, питаться и расти. Но в то же время она исключительно уязвима.

А теперь представьте себе ту же улитку в состоянии ожесточения, неуязвимости, то есть внутри её домика. В этом состоянии она очень хорошо защищена, может долго противостоять внешним угрозам и враждебным обстоятельствам и выдерживать многое, что в уязвимом состоянии её попросту прикончило бы.

Совершенно очевидно: чтобы развиваться и процветать, улитка должна быть в состоянии гибко реагировать на внешние обстоятельства. Та улитка, которая в случае опасности не может заползти в свой домик, падёт жертвой первого же дрозда. Но улитка, постоянно сидящая в домике, теряет возможность воспринимать окружающий её мир, питаться, расти и продвигаться вперед как в буквальном, так и в переносном смысле.

То же самое происходит с нашими детьми, именно поэтому концепция уязвимости так важна. В контексте модели Ньюфелда уязвимость означает следующее: для развития нашего ребёнка решающее значение имеет то, что он в состоянии защитить себя, а не находится в своем «домике» слишком долго. В течение всего времени, когда ребёнок чувствует себя неуверенно, незащищённо, под угрозой и потому «уползает» в свой «домик», он лишён возможности обучения, продвижения вперёд и созревания. Ребёнок взрослеет только через эмоции, которые он испытывает.

Это «уползание в домик», то есть внутреннее выставление защит, ребёнок предпринимает не сознательно. Если бы это был осознанный процесс, то всё происходило бы слишком медленно и предполагало бы изрядный опыт. Мозг решает автоматически, когда включать сигнал тревоги, так что все телесные функции настраиваются на защиту и сопротивление или, проще говоря, переходят в режим «борьба и бегство». Мы называем это состояние «стрессом»: уровень адреналина повышается, восприятие голода, усталости, болей и эмоций исчезает.

Возможно, вы помните ситуации из вашей собственной жизни, когда вы сами пребывали в таком состоянии. Как только мы опять чувствуем себя в безопасности, мы оказываемся в состоянии снова ощущать наше истощение и нашу боль. Возможно, у нас появляются «слёзы облегчения». Наш мозг переключился от «защит» к «уязвимости» и помогает нам переработать пережитое и заново собраться с силами. Как вы видите, это прекрасно отрегулировано природой.

Даже мы, взрослые, не можем самостоятельно определять момент, в который включается наша автоматическая система выставления защит. Иногда защиты активируются, хотя мы этого совсем не хотим. Мы можем встретить бывшую подругу, которая когда-то причинила нам боль, и хотя мы охотно продемонстрировали бы дружелюбную и независимую реакцию, наш панцирь защёлкивается, и мы реагируем скованно или вызывающе. Или наоборот — после того, как несколько месяцев назад умерла моя самая близкая подруга, я в течение двух недель плакала в начале каждого проводимого мною онлайн-семинара. Я очень хотела держать себя в руках, но мой мозг решил, что студентам института Ньюфелда можно спокойно показать горе.

Итак, пока всё правильно работает, мы в зависимости от ситуации перемещаемся между уязвимой открытостью и панцирем из защит. Но иногда стрессовая ситуация задевает нас слишком глубоко (Папа уходит от нас») или повторяется слишком часто («Мне каждый день приходится ходить в детский сад, где я чувствую себя ужасно одиноко, а день кажется бесконечным»). Или не находится человека, который дал бы ребёнку по-настоящему глубокое чувство защищённости и связанное с ним расслабление, пресловутую «жилетку, чтоб выплакаться». Тогда этот тонкий баланс  между между нахождением в защитах  и ростом нарушается. Мозг такого ребёнка переключается на длительный режим защит.

Причины возникновения хронических защит

В главе 2 мы установили, что важнейшим основанием для процветания ребёнка является стабильная, надёжная и глубокая привязанность. Отсутствие такой привязанности или разлука с близким человеком занимают, соответственно, первое место среди причин возникновения хронических защит. С какого момента ребёнок начнёт прятаться в своём «домике» — это зависит не только от «объективной» угрозы расставания, но и от чувствительности ребёнка. Поскольку наш мозг ставит привязанность на первое место, угрозы, связанные с привязанностью, становятся основной причиной, по которой мы уходим в защиты: достаточно уже только убеждённости ребёнка в том, что его не любят, что папа будет разочарован результатом теста или мама скоро умрёт. Также если ребёнок вынужден постоянно отстаивать своё место в групп ровесниковhttp://alpha-parenting.ru/2014/12/01/gordon-nyufeld-o-privyazannosti-k-sverstnikam/или бороться за благосклонность родителей с помощью достижений и хорошего поведения, рано или поздно его мозг включит тревогу, и защиты начнут нарастать.

Дагмар Нойброннер

WWW.PSYSANS.RU


Теги:,защиты от уязвимости, эмоции, уязвимость, психологическая устойчивость,нужен психолог, ищу хорошего психолога, частный психолог, личный психолог, практикующий психолог, психолог со стажем, психолог цена, психолог стоимость, психотерапевт цена, психотерапевт

РЕБЕНОК,КОТОРОГО ЛЕГКО РАСТИТЬ

Мне кажется причиной того , о чем пишет автор является то, что сами родители становятся все менее и менее взрослыми, эмоционально зрелыми, а значит они становятся непоследовательными и непредсказуемыми и дети чувствуют это.
И, как ни странно, мне кажется, что этой последовательности и непредсказуемости способствует огромное количество литературы на тему воспитания детей и родители как бы ставят эксперименты на своих детях, доходя до того, что одного ребенка они воспитывают по одной методике, а другого - по другой.
Это само по себе расшатывает те вещи, о которых пишет Ньюфельд, потому что любая система лучше хаоса и постоянных перестроек, и нововведений в воспитании
."Ни мать, ни ребенок не нуждаются в советах. Им нужны подходящие условия, которые позволят матери верить в себя."
— Д.В.Винникот
Возможно родители , будучи сами незрелыми, так увлеклись самососершенствованием, что растить детей стало почти пыткой - Воспитание детей есть только самосовершенствование, которому ничто не помогает столько, как дети.
— Л. Н. Толстой
Ирина Ситникова - психотерапевт, семейный психолог
Записаться на консультацию - скайп - psyshans







Ребенок, которого легко растить


Быть родителями становится всё труднее и труднее. И это явный знак, что что-то важное потеряно. Тысячи лет родители растили и воспитывали детей, и никогда это не было так сложно. Мы испытываем больше трудностей с нашими детьми, чем испытывали наши родители с нами, или их родители – с ними.

При этом, никогда раньше нам не было доступно столько книг о родительстве, никогда раньше у нас не было столько экспертов, рассказывающих нам что делать, не было столько информации по детской психологии развития. И никогда раньше у нас не было так мало детей, чтобы их воспитывать. Так что нечто действительно упущено.

Чтобы разобраться в этом «нечто», давайте вначале зададим себе вопрос: Почему воспитание ребёнка в современных условиях – это такое сложное дело? Только зададим этот вопрос с другой стороны, потому что иногда ответить на вопрос легче, перефразировав его. А именно: Что делает ребёнка легковоспитуемым? Какого ребёнка легко растить?

Попробую обозначить основные характеристики «ребёнка, которого легко растить».

  • Итак, это ребёнок, который слушает нас. Такого намного легче воспитывать чем того, который не обращает на родительские слова никакого внимания.
  • Ребёнок, который прислушивается к нашим советам о том, что делать: как себя вести, как реагировать на разные события, что носить.
  • Ребёнок, который доверяет нам, и не просто доверяет, а вверяет нам себя.
  • Ребёнок, который принимает нашу ведущую роль, смотрит на нас снизу вверх. Такое распределение ролей очень важно для успешного родительства.
  • Ребёнок, который ищет нашей помощи и поддержки.
  • Которому нравится быть в нашей компании. Очень сложно воспитывать ребёнка, который не любит проводить с нами время.
  • Который чувствует себя с нами в безопасности и комфорте, для которого его дом – это надёжная бухта, где он может укрыться от житейских невзгод.
  • Ребёнок, который следует за нами, принимает нашу систему ценностей.
  • Которому мы нравимся, который хочет нравиться нам и соответствовать нашим ожиданиям.
  • Ну и последнее, ребёнок, у которого нет от нас секретов, по крайней мере таких секретов, которые могут разделить нас с ребёнком.

Все перечисленные особенности, конечно, приблизительны. Но чем больше их будет в вашем ребёнке, тем легче вам будет его воспитывать. И наоборот, чем дальше ребёнок от перечисленного выше идеала, тем сложнее вам будет не то чтобы воспитывать, но даже просто уживаться со своим чадом.

Итак, «дети, которых легко растить», откуда они берутся?

WWW.PSYSHANS.RU

Теги: ребенок, воспитание, легко растить, доверие, психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

НАУКА ОБ ЭМОЦИЯХ - МОДЕЛЬ ГОРДОНА НЬЮТОНА

Еще раз хочу напомнить моим читателям, почему я выкладываю эту серию прекрасных статей про детей, их развитие и воспитание, хотя я  взрослый психолог. Потому что все проблемы, с которыми обращаются ко мне клиенты, находятся там и  мы используем эту информацию в лечении пациентов и консультировании клиентов. И сами пациенты начинают лучше понимать, где и какого рода у них проблемы, то есть начинают понимать смысл терапии.
Ирина Ситникова - психотерапевт с большим стажем частной практики.
Записаться на консультацию можно по тлф- 8 916 542 01 40






Наука об эмоциях -модель развития Гордона Ньюфельда.




Главная задача эмоций – «помочь ребёнку вырасти».

Один из основополагающих принципов модели развития на основе привязанности Гордона Ньюфелда заключается в том, что здоровый эмоциональный баланс появляется в результате выражения эмоций, логика или понимание на уровне ума здесь не помогут.

Он советует воздержаться от таких слов в адрес детей? как: «Успокойся!», «Прекрати это!», «Будь смелым!» – и других подобных сообщений, которые подавляют выражение эмоций у ребёнка. Если препятствовать их выражению, они всё равно найдут выход, только в другой форме (в том числе и в агрессии), возможно аффективное уплощение (депрессия) и неспособность адаптироваться к жизненным обстоятельствам.

Гордон Ньюфелд рассказывает о том, почему разделение является самым большим источником тревоги и фрустрации у детей, а самая серьёзная проблема для эмоционального мозга – разделение с теми, к кому ребенок привязан. Он  советует избегать или хотя бы сокращать разделение, в котором нет необходимости, чтобы снять нагрузку с лимбической системы, и вместе с этим придумать способы, как сохранить близость, находясь друг от друга на расстоянии, и как «перекрывать то, что может разделять».

Как это обычно и бывает, мой ум был занят сравнением новой информации с моими собственными убеждениями. Большинство идей Гордона Ньюфелда были мне хорошо знакомы, однако его язык был другим, непривычным, поэтому мне приходилось переводить всё на свой, в свою систему координат. По мне, перекрывание разделения означает важность поддержания постоянной связи со своим ребёнком в потоке привычных проблем, например: состыковка противоречащих друг другу желаний и потребностей родителя и ребёнка, очень разное ощущение времени, улаживание дисциплинарных моментов, физическое и эмоциональное разделение. Как родитель может дать ребёнку понять, что отношения важнее поведения, что он по-прежнему любим, окружён заботой и остаётся для нас хорошим, несмотря ни на что? Гордон Ньюфелд советует говорить ребёнку: «Я с нетерпением жду вечера, когда мы сможем вместе поужинать» или «вместе позавтракать», и конечно не забывать улыбаться глазами, это способно растопить любое сердце – «завладевать взглядом». Он рекомендует родителям выражать своё сожаление по поводу эмоциональных разрывов в отношениях, однако при этом не следует вымаливать у ребёнка прощение, потому что таким образом мы перекладываем груз ответственности за налаживание отношений на хрупкие плечи ребёнка.

Мне было очень приятно, что так много из того, что он говорил, совпадало с моими собственными глубокими убеждениями и тем, что я вижу в своей семейной жизни и в работе с родителями. Многое из того, чем поделился Гордон Ньюфелд, перекликается с другими тренингами и курсами, например: «Осознанное родительство» Алеты Солтер (Aletha Solter’s Aware Parenting), психосинтез, обучающий тренинг Робина Грилла «От сердца к сердцу» (Heart to Heart Instructor Training with Robin Grille) и мои знания по теории привязанности в целом. Сейчас просто потрясающее время – когда основные положения различных обучающих курсов говорят об одном и том же, подтверждая, что сила и теплота связи между родителем и ребёнком, отсутствие разделения, вызванного наказаниями, создают наиболее плодородную почву для роста и развития детей.

Назначение системы оповещения об опасности – сделать ребёнка осторожным.

Гордон Ньюфелд говорит о том, как способность детей чувствовать и выражать свои эмоции (когда родитель понимает важность этого и способствует их выражению) позволяет им сохранять и задействовать свои здоровые природные инстинкты. Например, в игре, когда ребёнок сталкивается с чем-то тревожащим, эмоции побуждают его быть осторожным. Ребёнок, который чувствует и может выразить свою тревогу и страх, в большей степени способен принять необходимые меры для обеспечения собственной безопасности. Гордон Ньюфелд приводит пример с трёхлетним ребёнком, который пытался вскарабкаться на всё вокруг, в какой-то момент он взобрался на один камень, посмотрел вниз, испугался и сказал своему дедушке, что боится, поэтому слез и нашел другую высоту, которую можно покорить, но где соотношение риска и безопасности было оптимальным.

Понимание малолетних преступников. Гордон Ньюфелд поделился своим пониманием трудных подростков, с которыми он работал в тюрьмах, и которые были сильно защищены от уязвимых чувств, не могли выразить свой страх, тревогу или грусть и, как это ни печально, «потеряли свои слёзы». Они никогда не знали слов для описания своих эмоций, но «познали боли больше, чем могли вынести». Снимки мозга показывают, что префронтальная кора у таких молодых людей того же размера, что и у четырёхлетних детей, а это говорит о задержке в эмоциональном развитии. Но наказания или объяснения не помогут, здесь нужны эмоционально безопасные отношения с надёжной привязанностью, опираясь на которые, любой ребёнок, подросток или взрослый научится не бояться чувствовать и выражать свои наиболее уязвимые чувства. Булли, который снова начнет искренне плакать, больше не будет булли.

Когда ребёнок не чувствует страха.

Гордон Ньюфелд описывает, как родители, слишком часто пугая ребёнка, могут «перегрузить систему оповещения об опасности». Все родители повышают голос, желая предупредить ребенка о том, что он в опасности, однако многие повышают голос слишком часто, что приводит к перегрузке системы тревоги (особенно это касается высокочувствительных детей). Система тревоги работает без участия сознания и может воздвигнуть защиты, что приведёт к ее отключению, внешне же это будет выглядеть, как непослушание.

Подобное также может случиться, если ребёнок сталкивается с насилием настолько часто (на экране или в реальной жизни), что не способен с этим справиться. Ребёнок может потерять связь с чувством осторожности, которое обеспечивает его безопасность. Когда это случается, страхи и тревоги ребёнка переходят в разряд скрытых и часто проявляются как иррациональные страхи, маниакальное чрезмерно-контролирующее поведение,е или же рискованное поведение с адреналиновой зависимостью. Отключение системы тревоги может вылиться в неспособность считывать сигналы об опасности или отсутствие приглашения со стороны других людей. Если же система тревоги работает исправно, ребёнок лучше подготовлен к возможным опасностям в школе или другом месте и будет избегать людей и мест, являющихся источниками повышенной опасности. Когда у родителей не получается пробудить в ребёнке осторожность, они обычно начинают кричать ещё громче, тем самым усугубляя проблему, вместо того чтобы в первую очередь установить контакт, «завладеть взглядом», а потом уже начинать общение.

Слезы тщетности.

Гордон Ньюфелд особо отмечает то, какую важную роль в развитии эмоциональной адаптации ребёнка играют слёзы тщетности. Способность к эмоциональной адаптации вызревает с возрастом и постепенно, по мере того как происходит созревание префронтальной  коры головного мозга и правое и левое полушария начинают работать сообща. Это развитие можно поддержать или задержать, в зависимости от того, сможет ли родитель позволить ребёнку выражать весь спектр эмоций, помочь научиться распознавать и называть эти чувства, а также выплакивать слёзы тщетности, когда ребёнок сталкивается с разочарованиями и трудностями жизни, будь то запрет на шоколад или потеря близкого человека. Так как префронтальная кора мозга растёт и созревает, эмоциональная адаптация тоже улучшается, и к 5-7 годам ребёнок уже лучше справляется с противоречивыми эмоциями (у высокочувствительных детей это происходит позже).

Умение сдержаться, когда хочется ударить и дать выход своей фрустрации, и помнить, что это может причинить боль другому человеку, даёт контроль над импульсами. Осознание того, что стесняешься или нервничаешь, но вместе с тем очень сильно хочешь рискнуть, ведёт к мужеству. Желание получить удовольствие прямо сейчас вкупе с пониманием, что родители всё равно заботятся, даже когда отвечают «нет», рождает терпение.

Игра – самое первое и базовое решение проблемы эмоций.


Мне было очень приятно слышать, как Гордон Ньюфелд с большим энтузиазмом говорил о роли игры в развитии ребёнка, в особенности свободной игры, с участием воображения, игры ради самой игры. Он объяснял, почему игра находится в авангарде развития, где на первом месте стоят процессы психологического созревания. По его словам, в игре создаются условия, наиболее благоприятные для истинного обучения, в ней легче всего проявляется творчество, в её безопасной среде могут раскрыться зачатки своего собственного «я», а в мозгу создаются нейронные связи, отвечающие за умение находить решения проблем. Эта тема пришлась мне очень по душе.

Один из моих любимых мастер-классов – это терапевтическая игра, и мне особенно нравится работать с учителями детей младшего возраста. Я часто прошу их представить, что они маленькие дети, и пусть каждый выберет, каким ребёнком он хочет быть, с какими способностями и возможностями. Они представляют, что находятся в обычной для детей среде, и мы играем в игру, в которой есть интрига и нужно суметь прочесть знаки и постараться выяснить, кому в их окружении можно доверять, а кому нет. Эта простая игра даёт глубокое понимание всей сложности социальных взаимодействий у детей и показывает важность игры для безопасного выражения эмоций, когда дети кричат, смеются, бегают, переживают потерю контакта и его восстановление, ощущают тревогу и последующее облегчение. Я состою в комитете и являюсь одним из спикеров конференции по естественному обучению для учителей детей младшего возраста, которая проводится каждые полгода под открытым небом в Фангареи (прим.ред. – Новая Зеландия).

Слова Гордона Ньюфелда о том, что детям необходимо иметь возможность играть и что цифровые устройства вытесняют истинную игру, сильно перекликаются с призывами некоторых лидеров движений по возвращению детей в лоно природы и обучению, основанному на игре, выступающих на конференции уже не один год, например, это Ричард Лоув, автор книги «Последний ребёнок в лесу».

В моём детстве было много такого, что скорее навредило моему эмоциональному и психологическому здоровью, чем укрепило его. Однако, моим спасением было время, проведённое в играх с моими братьями и сёстрами, особенно в свободных играх на природе – это помогло сохранить мой разум и дух сильными. Я была сильно привязана к полям и деревьям на нашей ферме в 180 акров, я помню волнение, с которым я в очередной раз бежала к пруду на ближайшем поле, чтобы стать свидетелем превращения головастика в лягушку, а также рождения детёнышей животных. В каждом сезоне была своя прелесть: собирать смородину вдоль канала, ставить в маленькие вазы принесённые домой нарциссы и примулу, навещать старую миссис Дойл, нашу соседку, и приносить воду из её колодца или ревень из ее огорода, чтобы мама испекла пирог с ревенем. Я обожала мои любимые деревья в лесу, запах камней в прохладной реке, мягкость мха, игры в сенном сарае – как много счастливых воспоминаний моего детства связано с игрой.

Дети, как растения, тянутся к свету. Множество приятных воспоминаний, связанных с играми и исследованием природы, в том числе вместе с моими восемью братьями и сестрами, поднимаются во мне, словно лотосы из болота моего по большей части мрачного и тусклого детства. Эти воспоминания –  ценное напоминание о том, что ребёнок рождается с мощными инстинктами самозащиты и исцеления.

Женевьева Симперингэм (Genevieve Simperingham), основательница Института Спокойных Родителей, Новая Зеландия, международный спикер, фасилитатор, сертифицированный консультант, работающий по методу психосинтеза, преподаватель, автор.

перевод Динары Урдашевой и Юлии Твердохлебовой

Теги: важность эмоций, игра, подавление чувств и эмоций, преступники, свободная игра, система тревоги, слезы тщетности, тревога, эмоции,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Источник

www.psyshans.ru

МАМЕ НУЖНО ПОПЛАКАТЬ

Маме нужно поплакать




Личный опыт,

Предлагаем вашему вниманию фрагмент из цикла онлайн-лекций Ольги «Встать на крыло. Как создать для детей надёжный тыл».



Дети пробуждают в нас различные чувства, и нам нужно их принимать. Например, принять, что хочется накричать на всех, хлопнуть дверью, уйти и забиться в угол, чтобы никто не трогал. Это не значит, что нужно и впрямь накричать. Что нам нужно, так это позволить себе чувствовать негативные эмоции.

Иначе мы сталкиваемся с проблемами родительской агрессии, основная причина которой в том, что родитель не даёт себе возможности и не позволяет себе чувствовать негативные эмоции по отношению к ребенку. Это, в свою очередь, приводит ко взрыву в самый неподходящий момент.

Итак, эмоция есть внутри нас, но пока мы не прочувствовали и не осознали её, сделать с ней ничего не получится. Она есть внутри и от какого-то лёгкого триггера может взорваться в любом месте, в любой момент и с такой силой, которая нас самих напугает.

Как быть? Для начала полезно подойти к зеркалу и сказать себе: «Оля, так ты, оказывается, злишься на своего ребенка. Так ты, оказывается, можешь испытывать фрустрацию по отношению к нему. Оказывается, тебе хочется спать больше четырёх часов в сутки».

Надо хотя бы себе признаться: да, я испытываю эти эмоции.

Дальше необходимо их выразить. Эмоция стремится к выражению. Если же её не показать, не открыть ей канал, то она все равно где-нибудь выстрелит. Теперь вопрос: как выразить эмоцию и в то же время не навредить?

Нужно позаботиться о том, чтобы ребенок не воспринял это, как угрозу отношениям и не посчитал бы, что мама «разваливается на части». Если ребенок более-менее стабильный, можно спокойно сказать, что маме надо поплакать. Плач — это лучший выход для любой эмоции.

Если тянет поплакать, и вы давно не плакали, ставьте ребенку мультик и говорите: «Я приду через 10 минут, маме нужно поплакать». Этим мы даем себе разрешение быть такими, какими являемся.

А также мы отгораживаем пространство , внутри которого будем выражать свою эмоцию, и показываем ребенку, что не разваливаемся на части, что мы переживём это, что жизнь продолжается и всё под контролем.

Ольга Писарик

Редакция Елены Фурдак

Теги:быть родителем,подавление чувств и эмоций, родительская агрессия,слезы тщетности, эмоции, эмоциональное выгорание , нужен психолог, ищу хорошего психолога, частный психолог, личный психолог, практикующий психолог, психолог со стажем, психолог цена, психолог стоимость, психотерапевт цена, психотерапевт стоимость, мне нужен психолог, психолог отзывы, психотерапевт отзывы, консультация психолога отзывы, совет психолога, ответ психолога, помогите найти хорошего психолога, психолог лечение зависимости, психолог лечение психосоматика, гештальттерапевт

www.psyshans.ru

Котакты психолога

Обо мне

,

ДАЧНЫЕ УРОКИ

Дачные уроки
http://alpha-parenting.ru/author/editor/

Каждое лето мы с дочкой уезжаем на дачу. Это обычный дачный поселок, каких много: лес, озеро, отсутствие инфраструктуры. И каждое лето дача становится местом, где адаптация выходит на новый уровень. Не то, чтобы в городе мало поводов, но я заметила, что в городе источником каких-то ограничений часто становлюсь я.

Когда я занята, скука тут же может быть перекрыта мультиком, в шкафу есть еще много шоколада и велик соблазн для меня избежать ее столкновения с тщетностью и в этих, и во многих других вопросах. И, признаюсь, очень непросто для меня быть агентом тщетности и ангелом утешения одновременно, быть ответом и в том, и в другом.

На даче иначе. Источник тщетности чаще всего не я. Просыпаемся утром с планом бежать купаться — а за окном шумит дождь и небо ровного серого цвета до горизонта. И как же легко присоединиться к этой грусти! Я тоже хотела купаться. И я искренне могу посочувствовать, никуда не спеша. Погрустить вместе, принять ее слезы.

Конфет уже два дня нет, потому что кончились, а в город поедем только через пару дней. В магазин не сбегаешь, его просто нет. Печально, да, я тоже хочу конфет к чаю. И мультик один в день, потому что интернет с трафиком, а я работаю, поэтому трафик мне ой как нужен.

И такие маленькие тщетности, источник которых не я, гораздо легче вызывают слезы. И намного проще мне быть утешением, а дочери адаптироваться…

Елена Зарипова

www.psyshans.ru

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация


ПСИХОТЕРАПИЯ - ЭТО

www.psyshans.ru

Теги:психотерапия, психотерапевт, гештальттерапевт, работа психолога

СЛЕЗЫ ТЩЕТНОСТИ

Рекомендую: плачьте над фильмам
Прослезившись над «Паддингтоном-2», можно познать глубину чувств. В нашей семье часто рассказывают одну историю, которая, видимо, ёмко передаёт суть моего детства: когда я был ребёнком, достаточно большим, чтобы на это обратили внимание, но относительно маленьким, чтобы это было всё ещё забавным, я расплакался на кульминации мультика «Покемон: Фильм первый». Все свое детство я был склонен […]

Взаимоотношения с миром
Взрслая психология
Путь к себе


Прослезившись над «Паддингтоном-2», можно познать глубину чувств.

В нашей семье часто рассказывают одну историю, которая, видимо, ёмко передаёт суть моего детства: когда я был ребёнком, достаточно большим, чтобы на это обратили внимание, но относительно маленьким, чтобы это было всё ещё забавным, я расплакался на кульминации мультика «Покемон: Фильм первый».

Все свое детство я был склонен к слезам – я плакал из-за синяков, ошибок, неловких ситуаций. Но именно этот просмотр фильма о покемонах произошёл на праздновании моего десятилетия. И это был первый раз, когда мне дали понять, пусть даже косвенно или подсознательно, что мои слёзы пересекли черту между безобидным поведением маленького мальчика и чем-то более постыдным.

Частично это осознание возникло из-за смехотворности повода для моего плача – ладно, тут я согласен, – и частично из-за того, что я плакал публично, перед друзьями, семьёй и другими зрителями. Но сигнал, который я уловил, был предельно ясен: мальчики не плачут а уж если и плачут в редких случаях, то точно не из-за покемонов.

Все это породило едва уловимое, но важное изменение – не в том, как я плакал, но в том, что я думал о своих слезах. Мне уже стало ясно, что слёзы – это не мужское дело, а с каждым днём рождения я всё больше становился мужчиной. Но почему же я по-прежнему мог так легко заплакать? Почему я не мог это остановить? В чём вообще заключалась проблема?

Как бы там ни было, я выбрал самое простое решение: в течение следующих лет я научился совсем не плакать, даже не поняв, что означали эти слёзы. Казалось, проблема решена, даже если я и подозревал иногда в возрасте около 20 лет, что просто спрятал её под камень в глубине души.

Я вырос таким типичным американским юношей, который мог изобразить уверенность, словно это был карточный фокус, но чьи настоящие эмоции всё более удалялись от него и становились загадочными. Они либо лежали вне пределов досягаемости, либо вырывались наружу бешеными взрывами, вспышками гнева, грусти или фрустрации, которые казались гейзерами, разрывающими мне черепную коробку изнутри.

Только после окончания колледжа и переезда в Нью-Йорк я, сам этого не осознавая, сделал важный шаг к присущей моему детству уязвимости. Я начал ходить в кино один. Поначалу кинотеатр был просто средством сбежать от города, который заставлял меня чувствовать себя копейкой в громадной банке с разменной монетой. Затем я стал писать о фильмах профессионально, что дало мне полное право нарушать это странное табу – не ходить в кино одному. Эта привычка может быть невероятно медитативной и поддерживающей, почти как молитва. Я не помню, какой именно фильм оказался решающим, но в конце концов я вспомнил как плакать.

С тех пор слёзы в кино стали для меня чем-то вроде ритуального акта, возможностью позволить произведению искусства обезоружить мои защиты и напомнить мне, что это, собственно, значит – чувствовать, присутствовать в моменте, быть эмпатичным и уязвимым, спонтанно реагировать.

Способность испытывать и выражать чувства, а не закапывать их в глубокую тёмную нору, многим может показаться по-детски элементарной – и с этим я тоже согласен, – но с мужчинами действительно что-то происходит в подростковом возрасте, что нарушает этот здоровый инстинкт. Если кажется, у женщин это получается лучше, то бесспорно потому, что женщинам во время взросления недвусмысленно дают понять: они отвечают за чувства других, будь то их родители, партнёры или в итоге их будущие дети, чьё выживание зависит от такой эмпатии.

Мужчин обычно не нагружают этой обязанностью. Мы часто получаем противоположное послание: быть мужчиной означает действовать, несмотря на эмоции, не основываясь и не согласуясь с ними. Требование сдерживать чувства, а не выражать их, создаёт угнетённое, саморазрушительное психологическое состояние, лишённое каких-либо отдушин, к чему это приводит в итоге – что ж, вы сами можете себе это представить.

Мне кажется, многим мужчинам пошёл бы на пользу некоторыйэмоциональный бодибилдинг, а проливание слёз над фильмами может послужить психологическим эквивалентом качанию пресса или жиму штанги.

Это заставляет вас столкнуться с двумя важными вещами.

Во-первых, вам придётся наблюдать и вовлекаться в чувства мужчин и женщин на экране.

Во-вторых, вы смиритесь с неоспоримым присутствием ваших собственных слёз и видом своих покрасневших глаз в зеркале уборной после сеанса. Оба этих явления – прекрасная тренировка понимания ваших эмоций и приглашения их обратно в вашу жизнь, возможно, впервые с детского возраста.


Я не собираюсь утверждать, что после всхлипываний в самолёте над фильмом «Перед закатом» или за рулём машины после «Лунного света» я сразу же почувствовал себя лучше; в основном я чувствовал себя неподобающе и дискомфортно из-за заложенного носа. Но каждый из этих эпизодов помогал осторожно приподнимать крышку моего эмоционального Я, давая доступ к уязвимости, эмпатии и искренности, которые напрямую влияли на моё взаимодействие с миром. Психотерапия лишней не была, конечно, но походы в кино обходятся гораздо дешевле.

Научившись плакать, я снова узнал, как это – чувствовать глубоко, без смущения и фальшивой сдержанности; когда мой взгляд затуманивается в финале «Паддингтона 2», это значит, что я разрешил себе сочувствовать, а не отгораживаться от этого переживания. В то же время я стал меньше подвержен сбивающим с толку эмоциональным гейзерам, зато во мне больше размеренных, доступных пониманию чувств.

Так что я рекомендую вам приступить к делу и позволить слезам пролиться.. Только не забудьте захватить свои собственные платочки, потому что салфетки в кинотеатрах – как наждачная бумага.

Кевин Линкольн (писатель, живущий в Лос Анджелесе)

Перевод Ирины Маценко

Редакция Златы Волковой

www.psyshans.ru


Теги: слезы тщетности, позволить слезам пролиться

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ТРЕВОГА И ЗАСТРЯВШИЕ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ДЕТИ

"Вы, как родитель, видите такую картину: лицо как бы немного каменеет, глаза смотрят в одну точку. Нет этого замечательного испуганного выражения лица, которое бы сказало вам о том, что вы достигли своей цели. Здесь же, наоборот, у них такой взгляд, будто никакого воздействия не было, все ваши угрозы как об стенку горох. А когда вы видите, что это не сработало, что вы делаете? Вы инстинктивно усиливаете тревогу: повышаете голос, придумываете новые угрозы.

И усиливаете, и усиливаете до тех пор, пока тон вашего голоса не разобьёт ваши отношения. Это уже слишком. Теперь под угрозой уже ваши отношения. И в конце концов ребёнок может разрыдаться слезами. Но это не будут слезы тщетности и облегчения. Это будут слёзы фрустрации, расстройства. И вот тут уже это вопрос ваших отношений, но своей цели вы так и не добились.

Гордон Ньюфелд




Вот эта часть статьи мне кажется особенно важной. В психотерапии очень важно оплакивание. Но только слезы тщетности, принятия означают исцеление. Только в этом случае узел - эмоциональный, мышечный, в отношениях развязывается, тк человек понимает, что ничего сделать нельзя и смиряется - принимает ситуацию, родителей , жизнь и расслабляется, сохраняет отношения с неидеальным объектом.

Часто, когда клиент плачет , молодые терапевты принимают эти слезы за слезы тщетности, горевания, отпускания и не спрашивают клиента- о чем он плачет. А, если задать этот вопрос , то можно услышать ответ - от разочарования(в неидеальности) , от отчаяния, от фрустрации, от злости, от обиды . И все эти эмоции служат только одному - не расставаться с надеждой на исполнение желания, не расставаться с детским принципом жизни, удовольствия, удовлетворения всех желаний, желательно немедленно. Это очень вредно для ребенка. Это оставляет его в его иллюзорном мире мечтаний, фантазий, далеких от реальности, а , значит, оставляет его в постоянном напряжении борьбы и недовольства, в неприятии жизни. Это оставляет человека вне человечества, вне человечности, тк основные признаки человеческого сообщества - это принятие своей уязвимости, слабости, зависимости. Именно это позволяет каждому человеку чувствовать себя, как "рыба в воде" в человеческом сообществе, чувствовать свою принадлежность, а не инаковость и исключенность. Это же дает и ощущение удовольствия от жизни, ибо мы получаем от чего-то удовольствие, только, если принимаем, а не боремся и фрустрируемся. Поэтому так важно, чтобы дети в своих требованиях того, что нельзя, вредно(например спать в одной постели с родителями, свободно заходить в их спальню...) от слез злости и разочарования обязательно доходили до принятия тщетности своих требований, что позволит им сохранить хорошие отношения с родителями, а клиентам отпустить свое прошлое, улучшить отношения с родителями и , благодаря этому отпустить их и направить свое либидо на свою жизнь и поиск своего партнера. В результате психотерапии со взрослым человеком он "размораживается" и ,наконец, начинает чувствовать тревогу и страх , а затем  тревога и фрустрация тоже уходят , восстанавливается нормальное отношение к своей уязвимости , вот , наконец-то, алилуйя, когда-то утраченное стремление к любви, привязанности, контакту с  себе подобными  восстанавливается, как птица Феникс человек возрождается из пепла и вместе с ним возрождается  стремление к контакту с людьми.

Ирина Ситникова - гештальттерапевт, психолог-консультант, системный семейный психолог, психоаналитический терапевт, коуч по отношениям( с разными подходами когнитивный, бихевиоральный, экзистенциальный...)






Тревога и застрявшие в психологическом развитии дети.


Из лекции Г.Ньюфелда.

Теперь давайте поговорим о тревоге. Это ведь основной способ взаимодействия с детьми, когда взрослым нужно заставить их что-то делать: вызвать у них тревогу, страх. Почему? Потому что тревога – это очень сильная эмоция, под воздействием которой ребёнок способен на многое. Тревога – одна из трех базовых эмоций (две другие – это фрустрация и стремление к контакту и близости). Эти три базовые или первичные эмоции присутствуют у любого млекопитающего.

Так вот, тревога предназначена для того, чтобы пробудить в нас осторожность. И как родители мы инстинктивно знаем это – когда мы видим, что дети могут попасть в беду, что они действуют безответственно, включается наш инстинкт вызвать у них тревогу. Чтобы они были осторожней.

С этой целью мы повышаем голос. У ребёнка в глазах появляется тревога, они сканируют вас и пространство и спрашивают: «Что не так?» – «Я же говорил тебе, не делай так! Ты попадёшь в беду!» Кроме того, мы угрожаем, ставим ультиматумы.

Но вот в чём проблема. Если ребёнок  застрял  в психологическом развитии, то он защищён от уязвимости. Он никогда не говорит: «Я волнуюсь, я боюсь», он не рассказывает вам о своих страхах.  Это означает, что его мозг защищает его от чувства тревоги. А если это так, то когда вы повышаете голос, что с ним происходит? Мозг ребёнка возводит защиты. Именно так. Вы ставите ультиматум, мозг регистрирует угрозу и защищает от чувства тревоги, ребёнок не ощущает опасности и не в состоянии начать вести себя осторожнее.

Вы, как родитель, видите такую картину: лицо как бы немного каменеет, глаза смотрят в одну точку. Нет этого замечательного испуганного выражения лица, которое бы сказало вам о том, что вы достигли своей цели. Здесь же, наоборот, у них такой взгляд, будто никакого воздействия не было, все ваши угрозы как об стенку горох. А когда вы видите, что это не сработало, что вы делаете? Вы инстинктивно усиливаете тревогу: повышаете голос, придумываете новые угрозы.

И усиливаете, и усиливаете до тех пор, пока тон вашего голоса не разобьёт ваши отношения. Это уже слишком. Теперь под угрозой уже ваши отношения. И в конце концов ребёнок может разрыдаться слезами. Но это не будут слезытщетности и облегчения. Это будут слёзы фрустрации, расстройства. И вот тут уже это вопрос ваших отношений, но своей цели вы так и не добились.

И это тот инструмент, который мы первым делом должны убрать из своего арсенала, когда работаем с застрявшими детьми. Конечно, не все дети защищены на том уровне, где они не испытывают страха. Здесь я говорю именно о таких детях. И для них это только усугубляет всю ситуацию и совершенно не работает.

Гордон Ньюфелд

Перевод Юлии Твердохлебовой

www.psyshans.ru

Теги: адаптация, быть родителем, зрелость, незрелость,развитие, страх, тревожность, уязвимость, подавление чувств и эмоций, принятие, проблемное поведение

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, гештальттерапевт

ПРО БЕЗОПАСНОСТЬ ЧУВСТВ



Про безопасность чувств.



Удивительным образом в моем консультационном дне “сошлись” две стороны – родительская и “детская” – по одному и тому же вопросу: как можно делиться чувствами с ребенком, при этом не перегрузив его ответственностью за контейнирование родительских переживаний?

Я убеждена, что с ребенком можно и нужно делиться чувствами, потому что родитель – живой, несовершенный и может переживать и сомнения, и волнения, и прочие чувства.

Так ребенок получает “право” на те же процессы, что, несомненно, облегчит его жизнь, когда он будет переживать нечто похожее.

Однако я также убеждена, что ребенка нельзя делать ответственным за родительские переживания ,полагаться на него, как на взрослого, ибо ему это не по силам. И если на его поддержку рассчитывают как на поддержку взрослого человека – это всегда будет происходить за счет тех его ресурсов, которые предназначены для его роста, сепарации, адаптации к миру.

…Семья переезжает в другой город, и мама младшего школьника, моя клиентка, испытывает и тревогу неопределенности, и страх – как пройдет адаптация и все ли будет хорошо. Ее сын тоже переживает, и мама стойко прячет свои чувства от сына.

– Почему ты не поделишься с ним, что тебе это тоже страшно и нелегко дается? – спрашиваю я. В конце концов, вы в одних чувствах и можете помочь друг другу, прожить совместную теплоту и близость…
– Я боюсь перегрузить его, ему и так нелегко, а тут еще я со своими страхами.

…Моя взрослая клиентка рассказывает, как часто в детстве выслушивали маму, которая была очень несчастлива с миром, очень ее жалела и хотела быть полезной. Она так тщательно подавляла раздражение, что перестала чувствовать его.
А также она перестала чувствовать утомление, усталость, отвращение и тяжкий груз, который на нее взвалила мама, назначив ее своей подружкой, раскрывая все свои тайны, вплоть до интимных подробностей.
Страх быть для мамы плохой был сильнее собственных нужд.

Кажется, и родительница мальчика, и мама моей взрослой клиентки не смогли найти ту самую грань, когда необходимое становится опасным.
Чувства родителя ребенку необходимы – как способ быть с живым родителем, как возможность переживать совместность, сочувствие, как разрешение на собственные чувства.

Однако ответственность за них для него опасна.

Вероятно, родителю нужно опираться на свою ответственность за чувства и процессы: “Я тоже, как и ты, волнуюсь за наш переезд, и думаю – как мы устроимся… Как запомним, где магазины, где метро… Найдем ли хорошую школу…
Однако уверена, что мы с папой справимся. И тебя поддержим, если будет необходимо – например, нам важно, как ты устроишься в новой школе”.

Вот эта малюсенькая, а не деле – грандиозная разница и определяет, насколько безопасно будет ребенку с родительскими чувствами.

Безопасность зависит от того, кому принадлежит ответственность за них – родителю или ребенку. И еще у ребенка должно быть право сказать “Стоп, мне хватит”, если он получает больше того, что может вынести.

Безопасность снова определяется ответственностью и границами. Ничего нового.

Вероника Хлебова

www.syshans.ru

Записаться на консультацию - 8 916 542 01 40  с 10-00 до 22-00 - Ирина - взрослый психотерапевт, коуч по отношениям, психолог консультант.

Скайп - psyshans

irapalna@vail.ru


Теги: быть родителем, делиться чувствами, иерархия отношений, чувства, эмоции, ответственность, границы,развитие, психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

ЧТО ТАКОЕ БЕЗУСЛОВНОЕ ПРИНЯТИЕ?

Если Вы  не пережили в детстве безусловное принятие и это породило психологические проблемы, которые сказались на качестве Вашей жизни , Вы можете позвонить мне и записаться на консультацию для решения внутренних проблем и достижения комфортного существования

8 916 542 01 40 - Ирина

с 10-00 до 22-00

или по скайпу - psyshans.ru

или емэйл - irapalna@mail.ru

Что такое безусловное принятие?

Вот, наконец-то разумный взгляд не сумасшедшего человека -

Безусловного принятия не существует. Никто не может принять другого человека абсолютно безусловно.

Когда я говорила людям об этом, особенно взрослым парам в семейном консультированиии, некоторые смотрели на меня как на сумасшедшую. И то правда  я ведь рушила их последнюю надежду - услышать от терапевта о существовании идеальной любви, не понимая, что они под этим самым подразумевают другую мечту - роботоподобное существование  .Да здравствует Эмоциональная Свобода  и Зрелая Любовь.

Ирина Ситникова - 8 916 541 01 40

Что такое безусловное принятие?


Мы часто упоминаем такое понятие, как безусловное принятие. Поскольку оба слова не являются терминами и понятны любому человеку, то, казалось бы, и само это понятие не должно вызывать недопонимания. Тем не менее, оно не так однозначно, как кажется на первый взгляд, и даёт большое пространство для сомнений и трактовок.

Например, безусловное принятие легко перепутать с попустительством.
Должны ли мы принимать безусловно то, что ребёнок обманывает  принятие касается не поведения ребёнка, а его личности. Мы можем не позволять ребёнку драться и грубить, но принимать его в этом порыве, в его потребности атаковать в моменты переполненности труднопереносимыми эмоциями.

Также не все задумываются о том, что безусловное принятие требует выражения.
Очень часто можно столкнуться с ситуацией, когда ребёнок переполнен тревогой, связанной с угрозой разделения с родителем (а это одно из самых болезненных переживаний для ребёнка). В то же время родитель недоумевает – как так, я же люблю его и принимаю безусловно! Но постепенно выясняется, что родитель, пресекая то или иное поведение, не доносит до ребёнка то, что это не влияет на прочность их отношений. Потому что для родителя это очевидно, а вот для ребёнка – не всегда, особенно если он высокочувствительный и тревожный.

А вот пример из взрослой жизни. Во многих терапевтических подходах считается, что одна из задач терапевта – это дать клиенту безусловное принятие, чтобы он смог проявлять себя по-разному, обнаруживать в себе чувства, от которых отказывался под влиянием прошлого опыта отвержения и т. д. Но как это безусловное принятие сочетается с тем фактом, что психотерапия – это платная услуга? Нет денег – нет принятия? Этот когнитивный диссонанс легко разрешить, если перенестись из пространства гипотетических, пролонгированных во времени отношений в «здесь и сейчас». Для «здесь и сейчас» не важно, есть ли безусловное принятие за его пределами. Оно есть в моменте, и оно работает. А этот момент способен преобразить и дальнейшую жизнь. Этот опыт, а не отношения с терапевтом, в итоге будет вынесен за стены терапевтического кабинета. Безусловное принятие терапевтом в момент уязвимостиhttp://alpha-parenting.ru/2013/12/16/o-nasilii-uyazvimosti-i-roditelskoy-otvetstvennosti/может стать частью нашего отношения к самим себе и поддерживать в «реальной» жизни.

И наконец, последнее и самое важное, что мне довелось осознать за последнее время на эту тему.

Безусловного принятия не существует. Никто не может принять другого человека абсолютно безусловно. Мы все живые люди, все несём на себе бремя своего личного жизненного опыта. У каждого человека найдутся болевые точки, воздействие на которые заставит «выпасть» из безусловно принимающего режима. Поэтому, говоря о том, что ребёнку нужно безусловное принятие родителя, мы лишь задаем направление, в котором стоит двигаться в стремлении отвечать на потребности ребёнка.
Иными словами, безусловное принятие – это не константа, а вектор.

Надежда Монастырская

Теги:безопасные отношения, быть родителем, перекрывание, принятие, проблемное поведение

психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

Источник

"НЕУДОБНЫЕ" ДЕТИ НЕУДОБНЫ ДЛЯ НАСИЛЬНИКОВ

"Неудобные" дети неудобны для насильников


Тема насилия, особенно насилия над детьми, вызывает всегда бурю эмоций. Как бы хотелось оградить наших детей от этого зла, сделать так, чтобы они никогда с ним не встретились! Но что мы в реальности можем сделать, чтобы уберечь детей от насилия?

Встретиться с родительским бессилием и ограничениями

Сначала важно понять, чего мы сделать не можем. Мы не можем сделать ничего, что стопроцентно убережёт наших детей от насилия. Оно просто может случиться. И в этом не будет ни нашей вины, ни вины детей. Казалось бы, это очевидно. Но иногда родители ведут себя так, будто не понимают, что никаких гарантий против насилия нет.

Все разговоры о том, что не надо определенным образом одеваться, создают ложную иллюзию, что насилие как-то зависит от того, во что человек одет, и что с «прилично одетыми» ничего не может случиться. Все просмотры дневников и социальных сетей ребёнка без его разрешения в попытке проконтролировать, с кем он общается и чем занимается, — это грубое нарушение границ его личного пространства. Все средства слежения, установленные без согласия ребёнка на телефон или ещё куда-то, — тоже грубое нарушение его свободы. И чего мы можем добиться такими средствами, кроме испорченных отношений и потери доверия ребёнка?

Теоретически мы можем даже запереть ребёнка дома, оградить от этого страшного мира вообще. Только это само по себе будет огромным насилием.

Мы можем везде и всегда его сопровождать и никуда не отпускать одного. Но тогда и шанса повзрослеть, уйти в свою жизнь у него не будет. И без нас он так и останется беспомощным ребёнком, даже во взрослом возрасте. Можно пытаться сделать из ребёнка неуязвимого «железного» человека, который всегда сможет себя защитить. Только такие попытки, как и любой другой проект по вылепливанию из ребёнка какого-то определённого человека, невозможны без насилия над его природой.

Нет методов, чтобы, не насилуя, оградить детей от жизни, в которой может быть всё. Об этом важно помнить, иначе в погоне за безопасностью мы можем сами выступать насильниками: нарушать интимное пространство ребёнка, решать за него, куда и с кем ему идти, как одеваться и выглядеть и т. д. Поэтому важно учиться выдерживать свою родительскую тревогу. Важно напоминать себе, что наши возможности ограничены. Мы не всесильны, и нам часто приходится сталкиваться со своим родительским бессилием.

Важно не поддаваться тревоге (которая никуда не денется, а будет с нами всегда, пока мы родители и пока живы) и не гнаться за ещё большей безопасностью. Скорее, нужно понять, на что мы, родители, можем повлиять, раз мы не можем изменить мир и сделать его миром без насилия. Конечно, не надо делать вид, что мы живём в мире розовых пони, что ничего страшного быть не может, и зачем вообще что-то делать и об этом говорить. Важно найти баланс между безопасностью ребёнка и его свободой, безопасностью и риском, без которого не только трагедий, но и жизни у ребёнка может не случиться.

Что же мы можем сделать, на что повлиять и что проконтролировать, чтобы, пусть не убрать, но хотя бы снизить риск насилия, а также создать ребёнку возможность обратиться к нам за помощью, если что-то случится? Не так уж и мало.

Давать детям информацию и знакомить с правилами безопасности

Родители часто опасаются, что разговорами про насилие можно только сильно напугать и вообще сломать доверие ребёнка к людям. Но давать информацию можно о разном и по-разному. Если не хотите напугать — не пугайте. Когда мы рассказываем ребёнку, как вести себя на дороге, мы говорим с ним о правилах безопасности, а не расписываем в кровавых подробностях, что может произойти с ним, если он их нарушит. То же относится и к разговорам про насилие: лучше строить их вокруг правил безопасности.

Темы, о которых важно разговаривать:

  • тело ребёнка и его интимные органы (кто и когда может их видеть и прикасаться к ним);
  • разные люди и ситуации (как общаться с незнакомцами);
  • ситуации, о которых надо обязательно рассказывать родителям и т. д.

Очень подробно о том, как разговаривать с детьми о сексуальном абьюзе, написала психолог Екатерина Сигитова , всем родителям стоит ознакомиться с её статьей.

Любые разговоры о неприкосновенности тела ребёнка для других людей будут работать только на фоне наших с ребёнком благополучных отношений. И только если такие беседы одни из миллионов наших бесед обо всем на свете, а не неожиданная тема на фоне разговоров исключительно про оценки в школе и домашние обязанности.

Очень важно, каким тоном мы говорим с ребёнком, чтобы серьёзные разговоры о правилах безопасности не воспринимались с раздражением как «опять он мне нотации читает», «опять она меня жить учит».

Лучше, чтобы правил в семье было немного. Иначе ребёнок перестаёт воспринимать как очень важные, так и менее важные правила.

В общем, разговоры — это нужно и полезно, но самое главное — это наши отношения.

Любить своих детей и ставить отношения на первое место

Родительская любовь и тёплые детско-родительские отношения — это то, что мы можем противопоставить трагедиям, которые могут произойти с ребёнком в большом мире. Ощущение стены за спиной, места, где можно быть любым и где можно всегда получить понимание и поддержку, — это такой дар детям, дороже которого вряд ли можно что-то придумать. Дар, имея который, можно справиться с любой болью.

Детям, знающим, что они ценны, любимы и интересны родителям, не надо искать постоянного подтверждения своей ценности на стороне. Они ищут тех, кто интересен и ценен им, разборчиво подходя к людям. Если же нет ощущения собственной ценности, если есть сомнения в том, что меня могут любить,постоянно ищешь тех, кто хоть как-то оценит и "полюбит". Потребность быть ценным и любимым никуда не девается, голод есть, надо искать того, кто его утолит. При этом уже не важно, что это будет за человек. Важно только, что он вроде бы даёт (сначала) то, по чему ребёнок испытывает голод: интерес, внимание, «доброе отношение». И вот это неразборчивое отношение к людям — фактор риска насилия.

Кроме того, если ребёнок знает, что мы будем любить его, что бы ни случилось, и что наши отношения будут в порядке, что бы ни произошло, он сможет прийти к нам за помощью, прийти за тем, чтобы разделить с нами свою боль и страх. И это очень важно, потому что едва ли не большую травму, чем само насилие, наносит то, что человек вынужден с этим справляться в одиночку. Молчание консервирует травму насилия.

Родители очень редко считают, что они не любят своих детей. Но для детей часто не очевидно, что родители их любят. Далеко не любые отношения дают ребёнку ощущение, что он дорог родителям.

Как же дать детям уверенность в том, что они любимы и что наши отношения с ними ничто не разрушит?

  • Радоваться детям, что они есть, что они такие. Говорить, как нам важно, что они есть: улыбкой, глазами, объятиями, словами.
  • Интересоваться тем, что у них происходит, что им интересно. Интересоваться ими, а не только их достижениями и поведением. И рассказывать о себе.
  • Проводить с ними время, разговаривать, смеяться, дурачиться, заниматься ничегонеделанием, а не только воспитывать, образовывать и учить их.
  • Строить такие отношения, в которых хочется быть. Где на первом месте удовольствие и радость от того, что мы есть друг у друга. Отношения, где нет (или хотя бы мало) наказаний, нотаций, стыжения, обвинений, попыток переделать. Отношения, в которых безопасно, где нет насилия и ребёнок может чувствовать себя расслабленно.
  • Не угрожать разрывом отношений, не говорить ребенку «такого тебя я не люблю», не пугать «ну, раз так, то я уйду от тебя», не наказывать лишением отношений, игнорированием или молчанием.
  • Учиться принимать ребенка таким, какой он есть.Это непросто, особенно если родителей не принимали в детстве их родители. Непросто, если у нас есть много ожиданий про то, какими дети должны быть. Не просто, если у нас много стыда и страшно, «что люди скажут». Но мы можем стремиться к этому, а не к тому, чтобы сделать ребёнка таким, каким видим его в своих фантазиях и ожиданиях.
Справляться со своими эмоциями, не привлекая к этому детей

Если ребёнок знает, что мы «рассыпаемся» от того, что с ним происходит, даже при условии наших прекрасных отношений, он не будет с нами делиться тем, что его волнует. Потому что ребёнку важно, чтобы с родителем было «все хорошо», чтобы родитель оставался взрослым, надёжным, и на него можно было опираться. Ребёнку это гораздо важнее, чем иметь возможность разделить свои переживания.

Это не значит, что мы должны держать перед детьми лицо, показывая, что у нас все в порядке, когда нас разрывает от чувств. Это значит, что мы выдерживаем и справляемся со своими чувствами, не делая ребёнка ответственным за них и не вынуждая его помогать нам пережить эти чувства.

Разберёмся на примерах. Обычно родители не выдерживают своих чувств и привлекают детей к их переработке в двух случаях. Первый — когда есть какие-то чувства про поведение или какие-то особенности ребёнка. Родители назначают ребёнка ответственным за свои чувства, а потом начинают его наказывать, воспитывать, исправлять.

Например, мне стыдно, что мой ребёнок не поздоровался с соседкой. Мне страшно, что она подумает, что я плохо его воспитываю и вообще так себе мать. Стыдно мне. Но я говорю ребёнку: как тебе не стыдно не здороваться! Что за некультурность! Это как раз и есть «не справиться со своими чувствами и привлечь ребёнка». Если что-то важно в поведении детей, то лучше говорить об этом именно на уровне поведения: здоровайся, пожалуйста, с соседями. А не навязывать ему свой стыд и страх про мнение людей.

Другой пример. Меня тревожит, что мой ребёнок поздно вернётся, и я говорю ему: чтобы был вовремя! Он приходит позже, и я наказываю его за это. За свою тревогу наказываю.
Ещё: я надеялась, что мой ребёнок будет футболистом. А он ненавидит футбол. Я чувствую разочарование, но мне невыносимо жить с этим чувством. Поэтому я всё-таки заставлю его заниматься футболом.

Все эти примеры про то, что, не выдерживая своих сильных чувств, родители начинают что-то делать с ребёнком. Как правило, насильственными методами. Ребёнок сопротивляется тому, чтобы его переделывали, родитель в ответ усиливает давление. И отношения испорчены, и никакой помощи от родителей ребёнок уже ждать не будет. Наоборот, подумает «если я им расскажу, они разозлятся, расстроятся, начнут орать или накажут меня».

Во втором случае родители не справляются со своими чувствами про чувства ребёнка и вольно или невольно пытаются сделать так, чтобы ребёнок этого пугающего родителей чувства не испытывал. Особенно часто родителей пугает грусть и злость детей. И они готовы устраивать любые пляски с бубном, лишь бы дети этого не чувствовали: покупать все игрушки, делать всё, что ребёнок ни попросит, даже отказывать себе в своём личном времени и пространстве, лишь бы ребёнок не чувствовал себя плохо. Но, делая так, они оказывают медвежью услугу детям. Детям нужны отказы, чтобы чувствовать свои ограничения. Детям нужна злость, чтобы бороться против несправедливых ограничений. И очень нужна грусть, чтобы принимать то, что изменить невозможно. Проживая это, дети взрослеют. Психологически взрослеют.

Родителям очень важно увеличивать свою способность выдерживать и свои чувства, и чувства детей. Важно для отношений в целом и важно, чтобы ребёнку было с кем разделить свою боль (и не только боль).

Как это можно сделать? Нет быстрого способа, но вложение сил и времени очень хорошо окупается. Это любая практика, которая способствует наблюдению за собой, самопознанию и принятию «да, это у меня есть»: психотерапия, телесные практики, в которых важно наблюдение, медитация. Хорошо бы иметь и какие-то экстренные способы, помогающие справляться со своими чувствами. Например, близкие отношения с другими взрослыми людьми (мужем, друзьями), с которыми можно поделиться сильными чувствами, получить поддержку, помогают не переносить эти чувства на детей.

Это большой родительский труд — выдерживать свои чувства и чувства ребёнка. И здесь нет такой точки, когда можно сказать: ну всё, я всё выдержу. Мы можем только больше или меньше приближаться к тому, чтобы справляться со всеми этими бурями и оставаться для детей теми, кто может помочь им пережить боль.

Дать детям право быть неудобными для нас

Согласно исследованиям, семейная система, в которой потребности и личные границы детей игнорируются — один из факторов, увеличивающих риск насилия. В частности, речь идёт о семьях, где принято жёсткое подчинение детей родителям.

Право отстаивать свои границы и желания, сопротивляться чужим желаниям и быть для других не милым — это то, чему ребёнок учится в семье. От детей, растущих в семьях, где такие права у них есть, внешнее насилие (эмоциональное по крайней мере) отскакивает, не раня их. «Неудобные» дети неудобны для насильников.

Хорошо бы, чтобы родители как власть имущие в семье делали всё возможное (с собой, в первую очередь), чтобы обеспечить ребёнку права:

  • Говорить «нет». В любой момент. Даже передумать.
  • Иметь своё личное пространство, вещи, время, друзей. Иметь желания, мысли, взгляды на себя, людей, мир, отличные от родительских.
  • Не осуществлять родительские желания и не соответствовать родительским ожиданиям.
  • Быть не «милым», не «хорошим ребёнком», «позорить» родителей.
  • Ябедничать, то есть рассказывать нам обо всём, где с ребёнком плохо, по его мнению, обошлись. Даже ябедничать про родственников.
  • Быть недовольным родителями.
  • Защищаться от родителей, если они нарушают права.

Сюда же, в «неудобные» права можно включить право ребёнка на своё тело (хотя оно стоит несколько отдельно). Речь не только о том, что кто-то может или не может видеть или прикасаться к половым органам ребёнка. Помимо этого, ребёнок должен иметь право не целовать родственников, когда не хочет, не садиться к ним на колени, не обниматься с ними. И да, нам может быть стыдно. Но мы справляемся (смотри предыдущий пункт) и оставляем ребёнку свободу распоряжаться своим телом по его усмотрению.

Быть на стороне ребёнка

Детям нужно знать, что родители будут на их стороне, что бы ни случилось. Не на стороне бабушки, не на стороне воспитателя, учителя, тёти с улицы. Это не значит, что мы всегда должны одобрять поведение ребёнка. Нет, конечно. Что-то может нам не нравиться, мы можем просить так не делать, учить вести себя как-то по-другому. Но в любой ситуации родителям нужно думать не о том, как бы сделать комфортнее бабушке, воспитателю и т. д. Они взрослые, они сами могут позаботиться о себе. Родительская задача — заботиться о ребёнке, думать о том, что полезнее для него.

И, конечно, совсем не полезно для ребёнка давать ему наказ «слушайся взрослых». Взрослые разные бывают, всех слушаться? И ещё это: «взрослых надо уважать». А детей не надо? А всех взрослых есть за что уважать? Это очень вредные послания.

Доверять ребёнку

Всё, что бы дети ни рассказывали, достойно внимания. Даже если они что-то выдумывают (а так бывает у маленьких детей), они не делают это просто так: за счёт фантазий они реализуют какие-то свои важные потребности. И не стоит отмахиваться от таких рассказов или ругать за враньё, стоит попытаться понять, что за этим стоит.

Важно доверять чувствам ребёнка. Если ему что-то нравится или нет, приятно или нет, страшно или нет, только он сам может решить, как ему это, мы не знаем.

Не надо говорить «не выдумывай, это не страшно». Это в вашем мире нет монстров, а в его — есть. Надо помочь пережить страх: поговорить про него, порисовать или поиграть, найти что-то, что поможет справиться со страшным. И так с любым чувством: только ребёнок знает, каково ему.

И с едой тоже важно доверять: вкусно или нет, наелся или голоден — мы-то откуда можем знать про его ощущения? Не надо сбивать ребёнку его собственные телесные сигналы о том, подходит ему что-то или нет.

Верить в ребёнка

Иногда родители склонны видеть детей гораздо более беспомощными и беззащитными, чем они есть. Особенно это характерно для мам и пап, которые сами часто чувствовали в детстве свою беспомощность и беззащитность и теперь пытаются уберечь ребёнка от этого.

Если вам кажется, что ребёнок не справится с жизнью, что-то не так не с ребёнком, а с вашим восприятием. Скорее всего, вы переносите на него свои какие-то страхи и свою детскую боль и пытаетесь дать ему то, в чём нуждаетесь сами.

Дети гораздо сильнее, чем мы о них часто думаем. Они способны со многим справиться и многое выдержать. Если мы справляемся со своей жизнью и способны, несмотря на пережитые трагедии, получать от неё удовольствие, почему бы и детям не справиться со своей жизнью? Если веры в детей не хватает и зашкаливает тревога на тему «как же они, бедненькие», родителям самим требуется помощь и защита.

И ещё важно помогать ребёнку верить в себя. Показывая, в чем он силён, отмечая, с чем он справляется. Вот он не умел чего-то — и научился, вот он боялся, а потом преодолел страх. Отмечая всё это, мы и ребёнку показываем, и он сам верит, что в нём достаточно ресурсов, чтобы справляться с самыми разными проблемами.

Не вовлекать ребёнка во взрослые отношения

Когда мама и папа любят друг друга, и в их отношениях всё хорошо, для детей это само по себе большая опора. Но так бывает не всегда, редкие отношения обходятся без конфликтов, кризисов или вообще разрывов.

Главное, чтобы взрослые не вовлекали ребёнка в свои отношения. Чтобы, например, злость на супруга не выливалась на ребёнка. Чтобы никто не говорил «ты такой, как твой папаша», «хорошо, что ты не такая, как твоя мать». Чтобы никто не жаловался ребёнку на другого родителя. Чтобы никто не рассказывал про свои похождения или похождения другого родителя. Чтобы ребёнок не использовался как оружие в войнах родителей.

Родители обязаны (да, обязаны) охранять ребенка от вовлечения в свои взрослые разборки. Если ребёнок становится свидетелем супружеского конфликта, важно как-то дать ему пережить свои чувства про это, поговорить с ним, поддержать. И сказать: мы с папой взрослые, мы сами разберёмся в этом, это не твоя ответственность.

Мир между родителями (или другими людьми, вовлечёнными в заботу о ребёнке) важен для безопасности ребёнка, для того чтобы ему было хорошо в отношениях с родителями. Но если мир у вас не выходит никак, хотя бы снимите ответственность за это с ребёнка. И говорите ему, что мама и папа всегда останутся его мамой и папой, что бы ни случилось между ними.

И, конечно, ребёнок не должен становиться заменителем супруга. Никакие — ни эмоциональные, ни физические, ни тем более сексуальные потребности, которые удовлетворяются во взрослых отношениях, нельзя удовлетворять с ребёнком. Это табу.

Разбираться со своей жизнью

Ребёнок должен чувствовать, что родители справляются со взрослой жизнью. Что они могут и себя поддержать, и ещё на детей останется. Что на них можно опираться. Что они взрослые. Психологически взрослые, а не только по паспорту.

В жизни может быть всякое: болезни, разводы, проблемы на работе, финансовые кризисы… Наша взрослая ответственность — справляться со всем этим, не вовлекая детей в свои проблемы.
Отношения с детьми отличаются от дружеских и любовных отношений. В них есть неравенство. Родители служат источником поддержки для детей, но дети не должны быть теми, у кого родители ищут поддержки, когда у них проблемы.

А если мы сами пережили последствия насилия или других трагедий, случившихся с нами, но при этом смогли, несмотря ни на что, сделать свою жизнь наполненной, осмысленной, своей, то это лучший пример детям.

www.psyshans.ru

Теги: воспитание, насилие , дети, принятие, безопасность

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.
Запись на консультацию - 8 916 542 01 40 - Ирина
С 10-00 до 22-00
Прием веду в пяти минутах от станции Новогиреево или по скайпу - psyshans

ЦИТАТА ДНЯ

Если я ничего не навязываю людям, они становятся самими собой.

— Карл Роджерс


Теги: навязывать, быть собой

www.psyshans.ru

психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

ПРИВЯЗАННОСТЬ - ЖИЗНЕННО-ВАЖНАЯ СВЯЗЬ

Цитата дня

Природой назначено так, что заменить нас должен не какой-то новый наставник, но зрелость – поскольку, когда ребенок вырастет, он будет способен самостоятельно принимать решения и выбирать для себя наилучший сценарий.

— Гордон Ньюфелд




www.psyshans.ru


Теги: наставник, зрелость, самостоятельность, наилучший сценарий, психолог Москва, психолог в Москве,
консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога,
психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный
психолог Москва, психологическая консультация,

ТАКАЯ ДЕВОЧКА МНЕ НЕ НУЖНА

Ко мне на консультацию приходят взрослые люди и мы  имеем дело именно с теми последствиями действий родителей, которые описаны в статье. Причем основная масса людей считает, что их детство было нормальным и ничего такого с ними не делали, но почему-то сейчас у них куча проблем в жизни и в психике , но при этом  они наивно убеждены, что дело в них самих - в их неадекватности, они просто все делали неправильно за что и получали по справедливости. И часто они с недоумением добавляют -  ну у других-то было то же самое, да и сейчас вокруг меня, в других семьях я часто это вижу - это же нормально. И только постепенно сознанию начинает открываться вся боль и вся несправедливость такого отношения, а затем приходится объяснить, что именно это и стало нарушением привязанности, то есть чувства одиночества и трудности в отношениях. Правильно, ведь весь их предыдущий опыт отношений кричит - держись от людей подальше, не доверяй, не привязывайся, не люби, иначе будет очень больно, ведь в детстве они любили, а ими манипулировали. Такие люди даже, если и вступают в отношения, но очень сильно отыгрывают боль и злость на партнере, причем именно на том, который их искренне любит.
Ирина Ситникова - психотерапевт.
Записаться на консультацию - 8 916 542 01 40
С 10-00 до 22-00
Адрес моего сайта - www.psyshans.ru
irapalna@mail.ru- можно написать мне




Такая девочка мне не нужна


В арсенале традиционной дисциплины ор, крики, запугивания, тайм-ауты, угрозы. Однако это работает лишь в краткосрочной перспективе, т. к. подобные способы воспитания подрывают отношения, показывают ребенку, что отношения могут исчезнуть, что его могут не любить или отказаться от него и что его не принимают таким, какой он есть. Это крайне негативно сказывается на последующем психологическом развитии ребенка и его ощущении «любимости».

Представьте, что вы, взрослый человек, условно говоря, провинились бы: например, за последний месяц уже трижды поцарапали на парковке свою машину. Ваш муж, видя очередную царапину, говорит: «Так, дорогая, я тебя предупреждал, прошлый раз был последним, мне это надоело. Я долго работал и на свои кровные деньги купил тебе машину, я тебя предупреждал. Научись сначала парковаться, потом садись за руль. Так что вот чемодан, собирай вещички — и к маме. Как научишься парковаться, возвращайся, а до этого не беспокой меня. Ты мне вот такая совершенно не нужна».

Как вы это воспримете и долго ли вообще продлятся такие отношения? Если же отношения с супругом доверительные, то он скажет, что беспокоится о вас, и на время заберет ключи от машины, при этом дав телефон инструктора по вождению, проездной на все виды транспорта или деньги на такси.

Итак, мы видим два разных посыла: «Ты мне такая, не умеющая парковаться, не нужна» и «Ты мне нужна любая и такая тоже нужна, но с парковкой беда. Так что давай подучимся, я тебе помогу, я волнуюсь за тебя».


У родителей часто возникает вопрос: как же принимать ребенка, если он делает что-то действительно ужасное?

Прежде всего стоит отказаться от традиционной дисциплины для решения проблем, а именно:

От стремления преподать урок: «Ага, я же говорила, что упадешь и будешь плакать, ну вот и плачь теперь!» Ребенок это воспринимает как злорадство, что по сути и есть оно самое.

От попыток сделать ребенка ответственным: «Так, ты же мне обещал, что после двух мультиков ты не будешь больше смотреть их, ах ты обманщик такой».

«Мой трехлетний ребенок − патологический лжец, он меня обманывает, с ним невозможно договориться, он совершенно безответственный». Не делаем ребенка ответственным за то, что он подрался с младшим или старшим братом, ведь это наш промах: мы недосмотрели и вовремя их не развели. Или не увели вовремя с площадки, или не сели рядом и не помогли сделать эту математику, которую вместе с нами он делает 15 минут, а без нас − полтора часа, так и не закончив ее.

От использования разделения в наказании: «Иди в свою комнату, потом приходи и извиняйся».

От применения санкций, ультиматумов, давления, шантажа: «Если ты что-то не будешь делать, то не пущу тебя на тренировку».

От лишения привилегий: у ребенка не должно быть ощущения, что родители так и норовят лишить чего-то дорогого.

От стремления пристыдить, встревожить, напугать: «Я всем расскажу, что ты до сих пор писаешь в постель», «Не будешь слушаться, отдам чужой тете».

От чтения нотаций, поучений.

Если мысленно перенести все перечисленные методы традиционной дисциплины на себя, на свои взрослые отношения, то долго жить такие отношения едва ли будут, потому что вряд ли их захочется сохранять.

WWW.PSYSHANS.RU

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

Юлия Гиппенрейтер: всегда ли нужно добиваться послушания ?

Юлия Гиппенрейтер: всегда ли нужно добиваться послушания

Вы записали детей в английскую школу, возите на море и считаете себя хорошими родителями? Но самое главное в воспитании ребенка – то, как вы с ним разговариваете.





Вы записали детей в английскую школу, возите на море и считаете себя хорошими родителями? Но самое главное в воспитании ребенка – то, как вы с ним разговариваете.

Несмотря на то, что за последние 10–20 лет мир вокруг изменился, проблемы отношений детей и родителей остались прежними. Мы по-прежнему хотим, чтобы дети нас слушались, хотим жить без конфликтов и ссор. В то же время появилось одно существенное изменение: родители стали чаще задавать себе вопрос, всегда ли нужно любой ценой добиваться послушания.

Большинство из нас хочет воспитывать детей правильно. Мы начинаем признавать, что ребенок имеет право быть таким, как он есть, что его не нужно подгонять под  стандарты. Но как это сделать? Как ни банально, в первую очередь необходимо понять ребенка. И уже исходя из понимания его личных потребностей, строить отношения.

Прежде чем отреагировать на очередной проступок сына или дочки, нужно понять, что за ним стоит: усталость, обида, раздражение, гнев или радость?

Для этого ребенка надо:

  • Во-первых, выслушать.
  • Во-вторых, понять его эмоции и объяснить их ему самому – ведь маленький человек зачастую просто не может выразить словами своих переживаний.
  • И только после этого можно продолжать настаивать на своем или, наоборот, в данный момент отказаться от намерения его «воспитывать».

Понимание партнера – основа доброжелательных отношений, будь то муж и жена или мама и ребенок. И тут неоценима роль техники активного слушания. Например, малыш заявляет: «Не хочу ложиться спать!» Мама может начать настаивать, ребенок – упрямиться, в конце концов мама идет жаловаться отцу: «Он меня не слушается!» А это уже конфликт.

Как не допустить конфронтации? Вы ведь понимаете, что для маленького ребенка спать – это тоска. Нужно сказать: «У тебя очень интересная игра, тебе не хочется в кроватку, но пора. Сейчас мы с тобой пойдем, умоемся, я почитаю тебе или расскажу сказку». Это сочувствующее слушание. Вы сообщили ребенку, что понимаете его чувства и уважаете их. Вы не устроили скандал и не проиграли, потому что в итоге мирно смогли увести его и уложить.

Алгоритм активного или сочувствующего слушания применим в любом случае для партнера любого возраста. В случае с ребенком за отношения отвечаете вы, потому что вы старше и опытнее. И если вы выбрали такой стиль отношений, вам предстоит работа над самим собой. Нужно научиться слушать, понимать и принимать своего ребенка или партнера. Если он отказывается выполнить какое-то поручение, прислушайтесь к себе: это была просьба или требование?

Вы готовы учесть чужие интересы?

Вы отдаете себе отчет, что его занятия, его интересы для него жизненно важны?

Воспитание ребенка невозможно без работы взрослого над собой.Когда вы применяете технику активного слушания, начинается то, что я называю магией искусного общения: постепенно меняется общее настроение, становятся более доброжелательными интонации и вообще атмосфера в семье. Уходит напряжение, вы собственным примером учите ребенка уважительному отношению к чужой личности, учите его общаться.

Психологи пришли к выводу, что родительский стиль воспитания записывается в психике ребенка, а в дальнейшей взрослой жизни воспроизводится зачастую автоматически. Скорее всего, ваши дети будут воспитывать ваших внуков так, как вы воспитывали их. И, если вас что-то не устраивает, тревожит в отношениях с ребенком, это веский повод пересмотреть стиль воспитания в семье и начать исправлять ситуацию.

5 вещей, которые вы можете делать для ребенка каждый день:


1. Поддерживайте его успехи. Отмечайте и хвалите все достижения, обсуждайте детали побед, восхищайтесь ребенком при каждом удобном поводе.

2. Делитесь чувствами. Подробно рассказывайте о своих переживаниях и эмоциях – и позитивных, и негативных.

3. Произносите приветливые фразы, например: «Мне хорошо с тобой. Я рада тебя видеть. Хорошо, что ты пришел».

4. Обнимать не менее 4, а лучше 8 раз в день. Неплохо то же делать и по отношению ко взрослым членам семьи.

5. Не вмешивайтесь в его занятия, если он не просит. Даже если вы знаете, как сделать лучше, не спешите с советами и помощью.

Из книги Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?»

www.psyshans.ru

Теги: воспитание

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ДЕТИ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯМИ ВЫРАСТАЛИ БЕЗ ВСЯКИХ ДЕТСКИХ САДОВ



Здравствуйте, уважаемые читатели моего блога. Я продолжаю размещать серию статей, связанных с воспитанием детей, поэтому мне, как взрослому психологу, тоже часто задают подобные вопросы - например отдавать ребенка в детский сад или не?



Дети тысячелетиями вырастали без детских садов.

Отрывок из книги Людмилы Петрановской "Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка".

Автор Людмила Петрановская

В некоторых семьях вопрос, отдавать в сад или нет, не стоит, просто потому, что нет другого выхода: маме надо идти на работу. В других необходимости такой нет, но есть давление старшего поколения и социума, которые твердят о необходимости для ребенка "социализации", без которой "потом будет трудно в школе". Такие семьи часто мучительно размышляют и даже ссорятся на тему: отдавать в сад или нет. А некоторые и на консультацию приходят с этим вопросом.

Для начала важно понимать, что сама необходимость отдавать ребенка в учреждение вызвана нашим образом жизни – жизнью в больших городах с работой далеко от дома.

До эпохи урбанизации и эмансипации проблемы не возникало вовсе: дети, находящиеся на стадии развития привязанности, которую мы назвали "под присмотром", действительно были просто под присмотром взрослых, занимаясь своими детскими делами или по мере сил помогая родителям по хозяйству.



Все это не требовало драматического разлучения с родителем на весь день, и "социализация" – то есть умение общаться с людьми не из своей семьи – приобреталась сама собой, в процессе игр, ссор и примирений с соседскими детьми.

Сейчас так не получается у большинства людей: выпустить ребенка играть во двор одного невозможно, с ним непременно кто-то из взрослых должен "гулять" – то есть ничего другого в это время не делать. Сочетать работу, приносящую деньги, с присмотром за своим ребенком-дошкольником могут только очень немногие, те, кто работает вне офиса и по свободному графику.

Поэтому искать ответ на вопрос "необходим ли на самом деле детский сад ребенку для развития" нет смысла. Программой развития ребенка такая искусственная форма воспитания не предусмотрена.

Дети тысячелетиями вырастали без всяких детских садов. И возникли они не как форма "дошкольного образования, развития и социализации", а просто как детохранилища – чтобы отпустить матерей к станкам и кульманам.

Да, старшее поколение не представляет, как можно иначе, но история человечества однозначно утверждает, что вполне можно.

***

Другая крайность – представлять детский сад каким-то безусловным злом. Он становится злом, если неизбежен и обязателен для всех, как становится злом любое насилие над интимной, семейной сферой жизни. Но как услуга и возможность он злом не является, и, если у семьи есть необходимость отдать ребенка в детский сад – ничем непоправимым и ужасным это не обернется, при условии, что услуга эта качественная, что в данном случае означает: ребенок в саду будет чувствовать себя хорошо.

Не "социализируется" или "подготовится к школе", а просто будет чувствовать себя хорошо, что бы это ни значило для вашего конкретного ребенка. Условием этого, как мы уже понимаем, может быть достаточная защита и забота со стороны взрослого, готовность садика и воспитателей отвечать на потребности детей, учитывать их чувства и состояния.

Способность присваивать роли, о которой шла речь выше, проявляется и в том, что после 4 лет ребенку легче принимать заботу чужого взрослого, если тот будет представлен родителями как свой "заместитель" – например, воспитательница в детском саду. Если она дает ребенку понять, что он может рассчитывать на защиту и заботу с ее стороны, у него постепенно включаются доверие и следование, и ему может быть достаточно комфортно с таким заместителем.


Конечно, если вместо этого он встречается с насилием, равнодушием или инфантильным поведением, спокойно ему не будет. Как и в том случае, когда воспитатель не желает быть заместителем, а ведет себя так, словно он важнее родителей, пытается доминировать над ними, поучать, выговаривать им.

Некоторые сотрудники детских учреждений, похоже, искренне уверены, что это дети и родители существуют для того, чтобы садик хорошо работал, а не наоборот.

Поэтому, выбирая для ребенка детский сад и группу, важно смотреть не столько на оборудование и расписание развивающих занятий, сколько на личность воспитательницы. Как она с детьми разговаривает, вступает ли в личный контакт, смотрит ли в глаза, обнимает ли, внимательна ли к состоянию ребенка, а не только к его поведению? Нравятся ли ей дети, может ли она привлечь их внимание и вызвать у них следование, не прибегая к насилию, весело и доброжелательно? Сколько вообще детей приходится на одного воспитателя?

Даже педагогический гений не сможет удержать достаточно личный контакт с группой из двадцати пяти четырехлеток. Не загружен ли воспитатель сверх меры делами, не связанными с детьми: заполнением бумаг, наведением стерильной чистоты, подготовкой к занятиям? Ведь для ребенка все устроено просто: нет личного контакта с постоянным взрослым – здравствуй, стресс.

Именно от отношений воспитателя с детьми прежде всего зависит, будет ли ребенку в саду хорошо. Ну, и конечно, очень важно, чтобы воспитательница нравилась родителям, чтобы они сами чувствовали к ней доверие, если нет – ребенок это всегда интуитивно считает и будет в стрессе уже заранее.

Есть среди сегодняшних родителей люди, очень сильно травмированные опытом собственного пребывания в детском саду. Я тоже к ним отношусь – вспоминаю детский сад как кошмар, с насильственным кормлением, пыткой дневным сном, орущим персоналом и унизительными наказаниями. Поэтому старшего ребенка отдавать в сад я совсем не хотела – как же можно моего нежного мальчика – в такой ужас? К счастью, у нас была бабушка, и оставить его дома было возможно; они гуляли, он много играл, во дворе было пара приятелей, ходили на одну развивалку – этого хватало.

Однако с дочерью все оказалось иначе. Уже лет с трех она буквально бросалась на ограду соседних детских садов – стремилась к детям, играть. Так что в четыре с половиной мы ее в сад все же отдали – правда, в платный и лишь на полдня. И ей там очень нравилось, а заодно я немного подправила свой внутренний образ детского сада как чуть ли не концлагеря.

Я очень благодарна ее воспитательнице – немолодой, очень спокойной женщине, которая, казалось, никогда не обращалась к группе детей в целом – всегда к каждому лично, глядя в глаза, называя по имени, а то и положив руки на плечи, чтобы удержать внимание ребенка. Дети явно доверяли ей и слушались, в группе не было скандалов и драк, но полностью мы оценили ее, когда она заболела и три недели не появлялась на работе. Заменяли ее не такие опытные и все время меняющиеся воспитатели, и группа быстро пошла вразнос, дети стали капризничать по утрам и не хотели идти в сад, а еще через несколько дней просто один за другим подхватили простуду и остались дома две трети группы. Как только "наша" воспитательница вернулась – всё за три дня наладилось, больше никто не просился домой и не болел.



Но и в этом действительно прекрасном садике я видела, как тяжело детям, которым еще не исполнилось трех (там были разновозрастные группы). Они выглядели потерянными, висели на воспитательницах, часто плакали или приходили в нездоровое возбуждение, носились и вопили, словно пытаясь выплеснуть стресс. Честно говоря, непонятно было, чем руководствовались их родители, ведь стоимость сада была примерно равна стоимости няни, которая занималась бы только одним ребенком в привычной для него домашней обстановке.

Если все же речь идет о детском садике или яслях для самых маленьких, а в некоторых странах приходится отдавать детей в ясли уже в первые полгода, то важно, чтобы воспитатели, во-первых, были постоянными, не менялись как в калейдоскопе, а во-вторых, чтобы на каждого взрослого приходилось не больше трех-четырех младенцев, чтобы детей могли таскать на руках, разговаривать с ними, неспешно и ласково мыть, кормить, укладывать.

Тогда воспитатель входит в круг привязанностей ребенка, и он может чувствовать себя в яслях относительно спокойно.

Но и в самых прекрасных условиях с добрыми воспитателями ребенок, конечно, будет скучать по маме, а если он в саду подолгу, а сад формата "вас много, а я одна", – по сути, речь идет уже о недостатке заботы и контакта со взрослым, о состоянии депривации, у которого могут быть достаточно серьезные последствия.

***



В чешском фильме, снятом при участии психологов под руководством Зденека Матейчика, есть сцена, впечатляющая до слез.

Ясли-пятидневка (напомню, в крупных промышленных городах социалистических стран они были обязательно и пользовались ими очень многие семьи). Вечер пятницы. За детьми начинают приходить родители. Они звонят в дверь, им открывают и выводят в прихожую их ребенка.

Крупным планом – группа малышей за столом. Воспитательница что-то с ними рисует, пытаясь занять. Они сидят в рядок и даже через экран чувствуется, как напряжены. Раздается звонок – и все дети вытягивают шейки, смотрят во все глаза на дверь с мучительной надеждой: за мной? мои? Нет, другие… Плечики повисают, глаза опускаются, губы депрессивно ползут вниз. И снова звонок – может быть, это мои? И снова все столбиком, слушают-смотрят – за кем? Кому-то повезло, и он, счастливый, полусмеясь-полуплача выходит из-за стола. А другие снова никнут.

Ничего особенного. Никто детей не обижает. Воспитатели явно заботливы, и вообще все хорошо – вот-вот придут родители. Но невозможно смотреть. А ведь дети так жили – каждую неделю, каждый день.

А как же "социализация" и "подготовка к школе"? К сожалению, на постсоветском пространстве у этого слова часто есть и еще один, довольно зловещий смысл: заранее "обтесать" ребенка под функционирование в качестве "воспитанника учреждения". Приучить его терпеть стресс от пребывания в большой группе без своего, защищающего взрослого, натренировать на отключение от собственных чувств и потребностей ради того, чтобы не выбиваться из группы.

Неслучайно в устах учителей начальной школы "ну, вы же в сад не ходили" звучит часто как претензия: почему ребенок не обтесан заранее, почему он слишком ребенок, слишком живой.

И вот такая "социализация", даже если она неизбежна, пусть случится как можно позже, когда у ребенка будет больше ресурсов, чтобы сохранить себя в любых условиях. Когда нам показывают "детсадовского" ребенка, который быстро привык к школе, в отличие от домашнего, который то плачет, то нарушает правила, то отказывается туда идти, это на самом деле значит только одно – весь тот стресс, который сейчас переживает домашний, его садовский сверстник пережил несколько лет назад – будучи младше и беззащитнее. Тогда, может, будем сразу из роддома в армию отдавать – пусть уж привыкнет, зато потом будет легко?

На вопрос про детский сад нет одного для всех ответа. Дети разные, ситуации в семьях разные, сами детские сады разные. Обязанность родителей – все эти факторы оценить и ответственно принять решение, взвесив плюсы и минусы.



Если относиться к садику именно как к услуге для родителей, а не к учреждению, призванному воспитывать и формировать ваших детей, многое встает на место. Такая длительная игровая комната. Магазин хочет, чтобы вы спокойно и с удовольствием покупали, а общество хочет, чтобы вы работали. Удобно оставить в игровой ребенка, выбирая мебель? Конечно, если для ребенка это в удовольствие или как минимум безопасно, а вам нужно иметь свободные руки и голову. Удобно пользоваться детским садом? Да, при тех же условиях.

Никакого другого, высшего педагогического, смысла в истории с детским садом нет. И если вам это не нужно, или ребенок очень не хочет, или достаточно хорошего сада не нашлось – он ничего важного для развития не потеряет.

Только очень проблемная семья, в которой родители совсем не занимаются детьми, может дать им меньше, чем стандартный детский сад.

Если под социализацией имеется в виду общение со сверстниками, ролевые игры с ними, то не во всяком детском саду для этого много возможностей, может быть, игровая комната в ИКЕЕ, дача или ближайший сквер с постоянной компанией гуляющих мам с детьми дадут вашему ребенку не меньше.

К собственно обучению, к совершенно новым по сути отношениям не с временно исполняющим обязанности родителя, а наставником, ребенок будет готов чуть позже, после следующего кризиса.

Метки:Воспитание

нужен психолог, ищу хорошего психолога, частный психолог, личный психолог, практикующий психолог, психолог со стажем, психолог цена, психолог стоимость, психотерапевт цена, психотерапевт, взрослый психолог

www.psyshans.ru

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С НАШЕЙ ИГРИВОСТЬЮ?

Здравствуйте, уважаемые читатели моего психологического блога. Я продолжаю публикацию серии статей разных авторов на очень важную и интересную  тему - тему воспитания детей.
Ирина Ситникова - взрослый психотерапевт психоаналитического направления, коуч, консультант

Автор: Памела Уайт.

Перевод: Ирина Маценко.


Что случилось с нашей игривостью?




Почему мы перестали наслаждаться нашими детьми? Куда делось понимание, что всему своё время?

Когда я была дошкольницей, меня кормили неторопливо. Я до сих пор смутно помню, как мои родители и бабушки с дедушками делали из ложки поезд, который заходил в туннель в виде моего рта, как я улыбалась и вскрикивала от восторга в промежутках между жеванием и глотанием.
Иногда это был аэроплан, иногда – гоночная машина, мне это было неважно, главное, что мне было весело с тем, кто меня кормил, и я не могла дождаться следующей игры.



Я совсем не думала тогда про еду – была ли она полезна для меня, зачем мне нужно было есть именно её, а не что-то другое, что со мной будет, если я не доем до конца. Я также не думала, была ли я хорошим, примерным, ответственным или приличным ребёнком, было ли со мной сложно, были ли у меня неприятности.

Ещё я вспоминаю игру, в которую со мной играла бабушка во время моего купания. Она брала мочалку и издавала особенный смешной звук. Она отмывала мои уши до чистоты, приговаривая: "Кику, кику, кику", а я заливалась смехом. Она начинала своё "кику" за полметра до меня и приближалась ко мне с мочалкой, как будто хотела меня поймать, полная шалости и предвосхищения. Я всегда ждала эту игру в кику-кику, это была моя любимая часть купания. Моя бабушка любила меня, наслаждалась мной, ей нравилось проводить со мной время, я была в этом уверена, она придумывала для меня разные смешные, сумасшедшие и захватывающие игры.

В те моменты я совсем не думала о том, почему важно мыть уши, что со мной могут сделать микробы, какую роль гигиена играет для здоровья, или о том, что мне нужно стоять смирно и перестать бузить, вести себя нормально, не создавать сложностей.

В младенчестве меня качали на руках всю ночь, если было нужно. Моя мама говорит, что я много плакала, когда была малышкой. В ответ на мой плач они со мной ходили, качали меня, пели, держали на ручках, утешали во время всех этих слёз и криков (это была обязанность моих родителей), даже если это означало не спать всю ночь, не успевать принять душ и неделями чувствовать себя как зомби. Меня не оставляли одну в моих страданиях, чтобы я "научилась успокаиваться самостоятельно", меня носили, качали, мне напевали, как и многим детям за века до меня.

Что с нами случилось?

Нас ввели в заблуждение "сензитивные периоды".
Нам навязали ложную веру в то, что мы должны обучать мозг, а не воспитывать сердце. Мы утратили свои инстинкты.
У нас сложилось впечатление, что дети должны научиться быть культурными как можно скорее и как можно более осознанно.
Нам кажется, что научить ребёнка правильному питанию можно рассказами о том, как важно правильно питаться.
Мы находимся под впечатлением, что это должна быть их зона ответственности.
Мы утратили атмосферу игры.
Мы больше не восхищаемся нашими малышами, мы ждём от них, что они будут благоразумными, вместо того чтобы как в танце подвести их к тому, что, по нашему мнению, будет для них лучше, не раскрывая наши планы, не ожидая, что они будут знать, понимать и соглашаться с нашими аргументами.
Мы утратили ощущение, что детство – это магическое время, что нам нужно оберегать и праздновать его.
Мы зациклены на передаче информации, вместо того чтобы наслаждаться своими детьми. Мы думаем, что сообщение знаний заставит их взрослеть и привьёт им наши ценности. Мы думаем, ответ лежит в информации, а не в нас самих.
Мы перестали понимать, что ответ – это мы и есть.


У нас нет уверенности, что нашего восхищения и заботы будет достаточно: что двухлетка станет семилеткой и сможет есть самостоятельно. Что я буду о ней заботиться и ей не нужно быть культурной для получения этой заботы. Когда она сможет расслабиться, она будет играть и чувствовать. Если она сможет играть и чувствовать, она будет взрослеть.

Теплота, восхищение и наслаждение. Это самое главное, что от нас нужно нашим детям.
Им не нужно без конца повторять, что они или их поведение приемлемо или неприемлемо, в порядке или не в порядке, допустимо или недопустимо, или, как говорили раньше, хорошее или плохое. Им необходимы наши любовь, сострадание, уверенность и терпение. Им нужны мы.

Метки: Воспитание, детско-родительские отношения,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь

www.psyshans.ru

Теги:дети, воспитание, наслаждение, восхищение, теплота, игра, детско-родительские отношения

психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

Фото:

КАК ОТУЧИТЬ РЕБЕНКА СПАТЬ В ОДНОЙ ПОСТЕЛИ С РОДИТЕЛЯМИ

Как отучить ребенка спать в одной постели с родителями : 5 простых советов.

Автор Мария Кудрявцева.

Я взрослый психолог, но по ходу консультирования и длительного психотерапевтического лечения мне приходится отвечать и на вопросы, которые поднимаются в статьях, которые я выкладываю в последнее время - воспитание детей.
Ирина Ситникова - психоаналитический терапевт, психолог- консультант.


Когда ребёнок подрастает, вопрос о сне с мамой в одной постели, как правило, отпадает сам собой. Но часто границы между приватной зоной родителей и их детьми стираются, превращая жизнь пары в цепочку из недопонимания, дискомфорта, усталости и дефицита внимания друг к другу.

Неужели все эти серьёзные последствия, вплоть до развода, могут быть спровоцированы поведением ребёнка, упорно не желающего засыпать в одиночестве? Да, это так.

Причины проблемы — страхи и дефицит внимания Причины, по которой подобная ситуация возникла в семье, хоть и лежат на поверхности, но их необходимо чётко сформулировать:
  • Испуг матери за ребёнка:«У него будет психологическая травма», или «Он же ещё маленький и не может заснуть сам – ему страшно».
  • Неспособность супружеской пары проявить твёрдость (родители поддаются на детские истерики: «Ладно, сегодня можно потерпеть»).
  • Нежелание действовать сообща (папа накапливает обиду на ребёнка за «перетягивание одеяла» — внимания и ласки матери — на себя, а мать считает, что партнёр — эгоист, поэтому подсознательно начинает испытывать враждебность).
Разобравшись в том, какая из причин создаёт ситуацию, легко приступить к планомерному решению проблемы, когда ребёнок отказывается засыпать один. Достаточно следовать простым рекомендациям, чтобы отучить ребенка от этой привычки.



Игра

Действенный способ изменить ситуацию – объяснить ребенку, что комната мамы и папы – это только их территория и нужно это уважать. Не надо запрещать заходить туда, просто нужно указать на границы. После такого серьёзного вступления нужно перейти к игровому предложению: пускай ребёнок сам выберет один день недели, когда он не будет входить в спальню родителей. Разыграйте историю о том, что сон в детской кровати — это большая удача. Пусть завоюет этот приз.

Постепенность

Нельзя допускать стресса у ребёнка и ударяться в крайности: «С сегодняшнего дня к нам ни ногой!», а назавтра – «Я так не могу: у меня болит сердце за нашего малыша. Он ещё маленький и пускай уж спит с нами». Перед отходом ко сну можно посидеть с чадом, немного поговорить, успокоить и настроить на безопасность и крепкий сон. В этот период адаптации стоит оставлять в детской включённым ночник, читать сказки перед сном и показывать, что родители, по-прежнему, любят своего ребёнка и ничего в их отношении к нему не изменилось.


Твёрдость

После всех ритуалов – только сон. Нельзя поддаваться на жалобы и уговоры ребёнка. В своих манипуляциях дети идут очень далеко и могут придумывать всё новые страхи, лишь бы разжалобить родителей и забраться им под бок. После сказок, разговоров и поцелуя в лоб, сразу следует уйти и больше не заходить к детям в комнату, даже если они будут возмущаться. Нужно дать почувствовать, что хоть родители и любят их, но договор нужно выполнять, поэтому в жертву всё своё пространство и кровать никто приносить не будет.

Последовательность

Часто взрослый ребёнок спит в кровати с родителями только потому, что они не смогли сообща и поэтапно донести до чада идею о личном пространстве. Очень важно не сбиться на полпути и постепенно перестроить психологию ребёнка, приучить его к мысли о сне в своей постели как о единственной норме. Это непросто, потому что жалость и страх причинить боль ребёнку берут верх над логикой. Однако поддаваться нельзя. Пусть в такие минуты поддерживает мысль о пользе этих перемен для детей. Ведь чем быстрее они избавятся от эмоциональной зависимости от сна с родителями, тем легче им будет адаптироваться и развиваться дальше.


Режим

Кажется, что это самый очевидный и не заслуживающий внимания пункт. Однако, как показывает детская психология, он самый действенный. Повторяющиеся каждый вечер действия вводят упорядоченность и систему в жизнь детей.

Нужно поэтапно уменьшать территорию, на которой ребёнок «царит»: сначала он играет во всех комнатах, потом только в детской, затем читает возле своей постели, а потом и засыпает в ней. Это ненавязчивое, но эффективное управление поведением ребёнка: уже через неделю будут видны изменения.

Последовательность этих действий будет сигналом для детской психики, активность будет сходить на нет, а ребёнка станет клонить в сон.

Если соблюдать эти нехитрые правила, то скоро ребёнок перестанет испытывать необходимость в совместном сне с родителями. При этом не причиняется вред ни детской психике, ни супружеской жизни родителей.

www.psyshans.ru

Теги: воспитание,  психолог онлайн, психологический форум,
психолог по скайпу, практикующий психолог.психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

ОШИБКИ РОДИТЕЛЕЙ ПРИ ЗАНЯТИЯХ ТВОРЧЕСТВОМ С ДЕТЬМИ

Здравствуйте!
Вы на сайте психолога Ирины Ситниковой.
Я- взрослый психолог. Тогда почему я выкладываю так много статей , посвященных воспитанию детей, развитию в них креативности?
У этого есть две причины.
Все закладывается в детстве и лучше профилактика, чем лечение болезни.
И второе - мои клиенты. Им часто, в процессе терапии приходится "изобретать велосипед" , то есть как бы моделировать то, что другим досталось, как часть нормального детства - любовь, игра, игровое, абстрактное пространство, творческое отношение к себе, к жизни...
Я надеюсь, что эти статьи помогут им быстрее разобраться в этих сложных для них темах.
Во всяком случае они быстрее поймут, что то, что казалось им нормальным не было таковым и каково же она - норма, потому что именно это породило массу проблем в их жизни.
С ув. Ирина Ситникова - психолог- консультант, психотерапевт с большим стажем практики.



КАКИЕ ОШИБКИ ДОПУСКАЮТ РОДИТЕЛИ ПРИ ЗАНЯТИЯХ ТВОРЧЕСТВОМ С ДЕТЬМИ?

Классические ошибки мам, которые занимаются творчеством с малышом. Узнайте, как их можно исправить.

Очень часто мамы во время занятий с ребенком рисованием, лепкой и другими видами творчества сталкиваются с определенными проблемами. И даже расстраиваются, что дети не могут выполнить ожидаемых действий. Малыши могут тянуть все в рот, не хотят сидеть на месте, не слушают указаний и пытаются делать все по-своему. Стоит ли переживать по этому поводу?

1. Несоответствие ожиданий возрасту ребенка

Маленьким детям крайне сложно сидеть на одном и том же месте и заниматься каким-то одним делом. Это особенность их нервно-психической деятельности. Не нужно ожидать от годовалого малыша невозможного. Он не способен сидеть 15 минут, рисуя пальчиковыми красками. Кроме того, детям, в отличие от взрослых важен сам процесс, а не результат. Поэтому не стоит нервничать, когда ребенок делает все по-своему, радуйтесь, что он таким образом развивает свое творческое мышление.

2. Контроль

Не забывайте, что эти занятия с малышом являются творческим процессом! Поэтому не нужно заставлять малыша заниматься, ведь важно, чтобы это приносило ему радость. Просто постарайтесь найти то, что будет ему интересно, и не контролируйте каждое движение.

3. Критика

Если вы будете критиковать то, что делает маленький ребенок - вы можете очень быстро отбить у него интерес и желание заниматься творчеством. К тому же так у малыша может возникнуть страх ошибиться, шаблонность в мышлении, а также неуверенность в себе и своих действиях.

4. Серьезность во время занятий

Вы - не профессор в университете, вы - любящая мама. Поэтому не будьте слишком серьезными во время занятий, нарушайте правила вместе с малышом и получайте от этого удовольствие.

www.psyshans.ru


Теги: творчество, ребенок, ошибки родителей,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

КАК ВОСПИТАТЬ УВЕРЕННОГО В СЕБЕ РЕБЕНКА?

6 советов гарвардских психологов, которые помогут воспитать уверенного в себе ребенка.

Многие родители уже устали слушать о том, что современные технологии портят их детей. Со всех сайтов на них льются потоки информации о новейших методах и стратегиях по воспитанию в цифровой век. Однако, как далеко ни зашел бы прогресс, есть несколько проверенных временем простых истин, которые помогут вырастить полноценного, доброго, уверенного в себе и психически здорового ребенка.

1. Проводите время со своими детьми


Это основа всего. Регулярно проводить время с детьми, интересоваться их делами и проблемами, а главное — внимательно слушать их ответы. Вы не только узнаете об индивидуальных особенностях вашего ребенка, но и покажете ему, как нужно проявлять заботу о другом человеке.

2. Всегда говорите ребенку, что он значит для вас


 

Согласно исследованиям психологов многие дети не знают, что они самое главное, что есть в жизни родителей. Им просто нужно услышать эти слова. Поэтому не забывайте почаще говорить их детям — так они будут чувствовать себя увереннее.

3. Покажите, как решать проблемы, а не убегать от них


 

Например, если ребенок решил бросить футбол, попросите его объяснить, почему конкретно он хочет это сделать и какие обязательства у него есть перед командой (совместный матч, общие тренировки и прочее). Затем, если он все же примет решение уйти, помогите ему с этим вопросом.

4. Ежедневно приучайте помогать и самому быть благодарным за помощь


 

Исследование показало, что люди, которые привыкли выражать благодарность, более склонны к состраданию, легче прощают, они щедры и любят помогать. Поэтому важно придумать для ребенка ежедневный список домашних дел, за которые его необходимо благодарить в течение всего дня. Психологи также рекомендуют родителям награждать детей только за исключительные проявления доброты и усердия.

5. Помогите ребенку справиться с негативными эмоциями


 

Психологи утверждают, что способность заботиться подавляется такими негативными эмоциями, как гнев, злость, стыд и зависть. Помогая детям распознать и эти чувства, родители подталкивают их к разрешению внутреннего конфликта. С подобного самоанализа начнется их долгий путь к тому, чтобы стать небезразличными, заботливыми людьми. Это также важно для установления разумных рамок их психологической безопасности.

6. Покажите им, что мир намного больше, чем кажется


 

Согласно исследованиям психологов почти всем детям интересен лишь узкий круг их семьи и друзей. Важно, чтобы они также интересовались людьми за пределами этого круга, которые отличаются от них социально, культурно и даже географически. Вы можете помочь им в этом: научить быть хорошим слушателем, который умеет поставить себя на место другого человека и может чувствовать эмпатию через трогательные фильмы, фотографии и новости.

В заключение психологи уверяют нас: «Воспитание вежливого, заботливого и высоконравственного ребенка — тяжелый труд. Но это именно то, что может сделать каждый из нас. И ни одна работа в мире не сравнится с этой по важности и бесценности награды».

Источник: © AdMe.ru

www.psyshans.ru

Теги:уверенный ребенок, забота, сострадание, эмпатия, ребенок, воспитание, негативные эмоции, благодарность, решение проблем,психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога,
консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог,
психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая
консультация.

психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

Стыдно показать, что стыдно. Амплифицированный стыд: как вернуться в жизнь

Стыдно показать, что стыдно. Амплифицированный стыд: как вернуться в жизнь (часть 2)

Автор Елена Митина

Эту статью я пишу в продолжение темы о чувстве стыда, и хочу рассмотреть те психологические защиты, которыми мы пользуемся, чтобы стыд не чувствовать и не распознавать.

Дело в том, что токсический стыд является довольно сложным и неприятным переживанием, которое, скорее, во многом нас ослабляет, чем укрепляет. То есть останавливает, делает нас менее уверенными. А быть слабыми и неуверенными тоже может быть очень стыдно!

Вот такой вот каламбур. Этот феномен называется амплифицированнымстыдом - то есть двойным, удвоенным, или еще называют стыдом (страхом) стыда.

Естественно, что переживание удвоенного стыда еще сильнее, чем стыда «одинарного», и организм пытается с этим диким напряжением справиться. Вот и формируются мощные психологические защиты.


Почему появляется «двойной стыд»? А очень просто. Если родители стыдили ребенка, во-первых, за что-то конкретное (тупой, неправильный, слабый), при этом, когда ребенок впадал в ступор, замирал, ему говорили: что ты стоишь? Давай работай (двигайся, шевелись, думай). И ребенок на телесном уровне ощущал, что ему даже стыдиться и замирать не положено, что за такую реакцию он также плох.

На самом деле, если мы можем почувствовать и осознать, хоть и токсический, но стыд, это уже полбеды! Это значит, что мы можем с ним иметь дело, говорить о нем, как-то проживать его.

Намного сложнее обстоят дела у  людей, которые свой токсический стыд не осознают. Те, которые как раз и попадали в такую ситуацию «стыжения за «торможение». И, таким образом, они вообще не имеют никакого влияния на собственное переживание. Оно закрыто.

Стыд является нашим союзником, когда мы его осознаем и уважаем. Стыд превращается в нашего врага, когда мы пытаемся его избежать и не замечать.


Отрицание стыда

Один из способов избегания переживания стыда, которому мы учимся - его отрицание. Помните, как в анекдоте: «Я не укакался, я не укакался!»... «Это не я, это не я!».

Мы пытаемся убедить в этом себя и других людей. «Ну и что здесь стыдного? Все нормально! Мы же люди!». Здесь может включаться еще и рационализация - "подтягивание" логических фактов и аргументов под ту цель, которой следуем (отрицать стыд). «А соседка тоже родила в 15!» (стыдно родить в 15). Или «А вот в некоторых странах мира отрыжка считается благодарностью хозяйке за вкусную еду!» (стыдно отрыгивать за столом).

Но, естественно, это все не помогает напрямую избавиться от стыда, только на время может перенаправить внимание, а чувство будет возникать вновь и вновь, сознавание и принятие себя в нем не наступит.

Подавление (контроль) стыда

Когда мы подавляем стыд, мы как бы пытаемся создать для себя иллюзию, что все хорошо, и мы ничего не нарушили. «Этого нет». Мы просто игнорируем ситуацию, где почувствовали стыд, уходим из нее молча. Наверное, вам встречались люди, которые говорят «Я больше не хочу об этом разговаривать». Или просто ничего не отвечают. Молчат и переводят разговор в другое русло. Конечно, причины таких реакций могут быть разными, но очень часто они спровоцированы именно подавленным стыдом.

В этом процессе есть много несвободы. Если мы что-то игнорируем что-то, мы не можем это изменить, мы никак не властны над ситуацией. Единственный путь - это просто терпеть и уходить, при этом теряя выбор возможностей, переживая ограниченность и несчастье. Многие отношения не могут продвигаться дальше, поскольку люди вот так останавливают себя подавляемым стыдом. И это все, точка, об этом уже не поговоришь. Это мертвое место.

Самоусовершенствование как избегание стыда

Очень умнО избегать стыд, путем развития в себе таких качеств, за которые просто нечего стыдиться!

Например, если стыдно плохо пахнуть - накупить кучу дезодорантов, разного рода отдушек, мыться по три раза на день. Если стыдно быть «тупым» - начитаться умных книжек, заучить цитаты известных поэтов и бравировать ими в обществе!


Именно очень «правильные» люди внутри себя сильнее всего стыдятся и не осознают этого переживания. Вся жизнь уходит на то, чтобы становиться лучше, они вкладываются, много работают для этого. И, конечно, достигают успехов! Ведь такая хорошая мотивация! А плата за это все - отсутствие расслабления, выдоха, точки полного блаженства. Такая жизнь часто вынуждает принимать химические вещества (алкоголь и т.д.), чтобы хоть как-то себе это расслабление обеспечить, чтобы притупить постоянное, никуда не исчезающее напряжение. Формируется зависимое поведение.

Высокомерие

Я выделила в отдельную категорию, хотя можно было бы причислить и к самоусовершенствованию. Высокомерие - это попытка спроецировать «непристойные» действия на окружающих, при этом выразив к ним свое «фэ». «Ох, эти люди, они такие свиньи!». На самом деле человек, который это говорит - очень стыдится своей «свинской» части личности, но она является у него отщепленной, не присвоенной частью, поэтому и проецируется на окружающих.

Бесстыдство

Есть люди, которые ведут себя очень эпатажно, провокативно, бесстыдно. Как бы показывая всем: «Вот, я так могу, ну и что!». И бывает так, что это поведение является контр-стыдом. То есть, чтобы победить внутреннее напряжение, мы решаем взять и сделать что-то стыдное, даже еще больше! Как бы что-то доказываем, восстаем против рамок, которые непременно чувствуем.

Беда в том, что это лишь защита, и кроме признания и проживания стыда по-настоящему, стыд ничто не лечит...

Терапия чувства токсического стыда и амплифицированного стыда

Этот раздел - как глоток свежего воздуха после написания текста про защиты! :)

Ведь невозможно описывать их, не переживая.

Здесь я расскажу, как работает психотерапия с тематикой стыда.

Психотерапевт - это некоторая вертикальная фигура, которая часто олицетворяет роль матери или отца (или обе роли) для клиента. Конечно, терапевт не становится реальным родителем клиенту (хотя, иногда можно услышать - "почему ты не моя реальная мама?"), он лишь выполняет эту функцию для него в фиксированное время и за определенную оплату.

Так вот. Стыд лечится принятием. Стыд стыда - еще большим принятием в его «распаковывании» и проживании.


Если упрощенно, то ребенку, который стал таким напряженным взрослым, катастрофически не хватало принятия от родителей. Что это такое? Во-первых, контейнирование родителями его действий и чувств. То есть, когда родитель не спешит как-то оценивать и реагировать на проявления ребенка, а просто присутствует рядом с ним. Ребенок в это время чувствует, что его принимают таким, какой он есть.

В терапии постепенно удается реализовать этот опыт. Хотя, это очень сложная работа, ведь с непривычки клиенты это принятие обычно отплевывают, и долго ему не доверяют. Необходимо много попыток проживания реального опыта принятия себя другим, чтобы потихоньку начать доверять и, наконец, поверить, что все это - мне, я не ослышался и не ошибся.

Именно поэтому  индивидуальная психотерапия в таком случае должна быть средне или долгосрочной, расслабление происходит "капельным путем", очень постепенно. Но зато прочно встраивается в опыт и служит всю жизнь! Тем людям, которые обнаруживают в себе травматику, связанную со стыдом, очень рекомендую также групповую терапию. Ведь группа - это модель социума, и там наверняка проявятся все способы обхождения со стыдом и защиты от него, которые работают каждый день в обычной жизни. А рядом - небезразличные и профессиональные ведущие группы, с удовольствием поддерживающие исследование темы стыда в жизни каждого участника!

www.psyshans.ru


Теги:стыд,бесстыдство, высокомерие, избегание стыда, ребенок, индивидуальная психотерапия, психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Замереть, чтобы исчезнуть. Когда стыд отбирает жизнь.

Замереть, чтобы исчезнуть. Когда стыд отбирает жизнь (часть 1)

Автор Елена Митина

Стыд отличает нас от животных и делает людьми. Стыд актуален, если мы живем в обществе. Если мы одни на необитаемом острове - вопрос стыда будет мало нас беспокоить.

Прежде всего, стыд обеспечивает остановку. Представьте, как работают тормозные колодки в автомобиле. Колеса крутятся, крутятся и тут что-то механически начинает их тормозить, некоторое статическое приспособление, постепенно давящее на колесо и заставляющее сбрасывать скорость, проще говоря - мешающее ему крутиться.

Примерно так работает чувство стыда в организме человека - оно останавливает активность, вызывая некоторое онемение, напряжение мышц - блокирующее движение вперед, возбуждение и агрессию.

Стыд как бы сообщает нам, что есть какие-то полезные, хорошие действия и формы жизни среди людей, а есть - не полезные, неценные, «плохие».


Именно благодаря чувству стыда мы ведем себя «прилично». Мы можем создать общество, границы, системы, принципы, иерархию и т.д. Мы знаем, в каких рамках должны быть, как проявляться, чтобы быть принятыми другими людьми, чтобы оставаться с ними в отношениях и получать защиту и поддержку.

Мы не выходим на улицу голыми, здороваемся, выполняем правила приличия. В театре, к примеру, отключаем мобильный телефон. Соблюдать это нам во многом помогает именно чувства стыда, которое основывается на переживании некоторой собственной «хорошести» и уместности в обществе.

Все, что описано выше касается сугубо регуляторного, то есть здорового чувства стыда человека.

Нездоровый или токсический стыд

Когда мы растем, как и за что стыдиться мы узнаем, прежде всего, от родителей. Где та «мера» стыда, которая поможет остаться в обществе людей, при этом не помешает жить и удовлетворять свои потребности.

Но очень часто со стыдом бывают сильные перекосы. И родители приучают своих детей стыдиться гораздо больше, чем нужно. Тогда в жизни такого человека могут наступить самые, что ни на есть, тяжелые времена. Ведь он не может в полной мере удовлетворять свои потребности, его организм начинает замирать там, где можно жить, останавливаться там, где дорога открыта.

Токсический стыд проявляется в таких ситуациях, когда головой понимаешь, что вроде бы все нормально и ничего страшного нет, но почему-то «рот открыть» не можешь.


Не можешь что-то кому-то сказать. Не можешь подойти к девушке и познакомиться. Не можешь попросить. Просто тело как бы не пускает туда, хотя голова понимает, что очень хочется...

Виды стыда

Стыд можно разделить на категории:

1. Конфлюэнтный.

От слова «конфлюэнция» - слияние. Есть такие семьи, где все построено на слиянии. То есть, чтобы выжить вместе, мы должны быть одинаковыми - одинаково себя вести, думать, обустраивать жизнь, одинаково хотеть и чувствовать. Если кто-то «выбивается» из общей массы - это тревожный знак, ведь система может развалиться. Примером такой конфлюэнтной семьи есть бывшее советское общество, где люди получали одинаковые зарплаты, ходили в одинаковой одежде и даже одни и те же ключи подходили к разным квартирам (как было показано в полюбившемся многим фильме Эльдара Рязанова).

В конфлюэнтных семьях развивается конфлюэнтный стыд - то есть стыд быть собой. Ведь помимо того, что мы все похожи друг на друга, мы еще и все очень разные. И у нас могут быть совсем разные потребности в разные моменты времени. Но конфлюэнтный стыд не дает нам почувствовать свою автономию, нам нужно быть такими, как другие, чтобы не быть отвергнутыми ими. Иначе - мы будем переживать мучительное чувство ужаса от собственной неуместности и страх отвержения.

Стыд сильно связан со страхом отвержения. Если мы очень боимся быть оставленными и брошенными, мы непременно будем стыдиться собственной инаковости и неудобности для других


2. Интроективный стыд.

Если конфлюэнтный стыд имеет диффузный характер, то есть мне стыдно в принципе за то, что я есть такой, то интроективный стыд более локален. Он связан с некоторыми стереотипами, правилами, установками (интроектами), которым нас научили. Собственно, эти установки хорошо выявляются под словами «нельзя» и «надо», которое часто любят говорить мамы и папы. «Нельзя говорить плохие слова», «нельзя кричать на маму», «нельзя шуметь», «надо быть послушным, тихим», «надо слушаться маму», «надо хорошо себя вести» и т.д. Интроективный стыд всегда привязан к предметам, событиям, обстоятельствам. Его можно перестать чувствовать, изменив форму поведения - то есть, перестав как-то себя «плохо» вести или начав что-то делать «хорошо» соответствовать (интроекту). Перестал, к примеру, кричать на маму - все, молодец, от стыда избавился!

3. Проективный стыд.

Этот вид стыда связан не столько со смысловой нагрузкой, сколько с его носителями. К примеру, встречаем мы кого-то, и нам кажется, что именно этот человек точно будет нас за что-то осуждать. Мы этого, конечно, наверняка не знаем, но чувство стыда испытываем. Как два подростка, которые закрылись в комнате и целуются, могут фантазировать и боятся, что «кто-то» зайдет и будет их стыдить, останавливать, осуждать. Здесь работает механизм проекции - основной, по сути, на котором построена работа психики. Только то, что есть внутри нас мы можем видеть во внешнем мире. Если мы откуда-то знаем (интроективный стыд), что целоваться в комнате нельзя, то мы будем проецировать это знание на тех, кто может зайти и увидеть. И конечно, переживать при этом некоторую остановленность - замирание в теле, сбой в дыхании.

4. Ретрофлексивный стыд.

От слова ретрофлексия - «поворот на себя» то есть обращение выданной организмом энергии назад, в себя. В принципе, любой вид стыда можно назвать ретрофлексивным, поскольку этому чувству свойственна остановка энергии и накопление ее в теле. Но здесь этот вид выделен для того, чтобы подчеркнуть возможные последствия сильного стыжения, выраженного в соматизации, болезнях, а порой - дезорганизации психической деятельности. К примеру, панические атаки - хороший вариант последствий ретрофлексивного стыда, когда стыда настолько много, что организм реагирует сильными телесными реакциями.

Чего мы стыдимся больше всего

Когда я работаю с клиентами, то каждый в какой-то момент приносит свою «историю стыжения». Мы скрупулёзно и внимательно разбираем ее детали. Во многих случаях я слышу похожие темы, чего часто стыдятся женщины, а чего - мужчины. Здесь я выделила основные моменты, за которые чаще всего стыдят и от чего мучаются люди. Безусловно, что у каждого - свои оттенки, особенности. Это довольно грубые обобщения, которые возможно, смогут помочь вам где-то увидеть себя.

Стыд неудачи (ошибки, провала)

Наверное, это самая популярная тема для переживания стыда, возможно, в жизни каждого человека имеется такой опыт - когда было стыдно за то, что где-то дал слабину, не успел, не смог, не выполнил, не победил...

Стыд неудачи часто свойственен мужчинам, но и многие женщины могут страдать от него.

Стыд провала обычно связан с требованиями, которые мы себе предъявляем. И если эти требования слишком жесткие, завышенные, то мы непременно будем чувствовать дикий дискомфорт от их невыполнения, а также страх вообще чем-либо заниматься, страх вновь пережить это сильное чувство ничтожности.


Актуализированный стыд неудачи проявляется у тех людей, от которых в детстве ожидали более быстрого развития, чем ребенок мог предоставить. Эта частая ловушка родителей, когда ценностью является рост и развитие (как фактор здоровья), и соответственно - не-ценностью - простое «топтание на месте» или же просто присутствие ребенка в какой-то точке какое-то время. Именно из тревоги о риске недоразвитости мамы отдают еще совсем маленьких детей в садики, школы, на курсы развития. И тем самым оказывают своим детям медвежью услугу. Ребенок начинает учиться предъявлять к себе более высокие требования, чем он в этот момент времени может обеспечить.

Во взрослом возрасте такой человек боится остановок, боится неудач, боится затормозиться, выдать худшие результаты. Ведь за это мама его отвергала, она тревожилась и не позволяла ему просто быть таким, как получается. Нужно было все время идти вперед.

Стыд сексуального возбуждения

«А Верка-то из пятого подъезда, точно проститутка!». Возможно, каждый из нас хоть один раз в жизни слышал что-то подобное от престарелых тетушек на лавочках во дворе.

Эта история - яркий пример нереализованного сексуального возбуждения этих женщин. Ведь признать свое возбуждение - очень стыдно, легче и безопаснее спроецировать его на молодую соседку.

Стыд сексуального возбуждения свойственен людям из постсоветского общества - и мужчинам, и женщинам.

Мы на клеточном уровне знаем: переживать сексуальное возбуждение нельзя, а быть замеченным в возбуждении - смерти подобно!


Если вдруг у меня родилось возбуждение к женщине - я должен непременно заняться с нею сексом, а если это сейчас невозможно - подавить в себе любое к ней притяжение, сбежать, исчезнуть, окаменеть!

Токсический стыд собственного сексуального возбуждения возникает из первого опыта отношений между мальчиком и мамой, девочкой и папой. Если ребенка стыдили и отвергали (сторонились) за первые детские попытки реализовать свое возбуждение к взрослому противоположного пола, он будет также стыдится в отношениях с другими мужчинами и женщинами.

Например, мама, заметив, что у сына уже начинает происходить эрекция, отдаляется от него, перестает всячески прикасаться, боится даже подходить близко. При этом мальчик может глубоко обижаться, считывая такое отвержение и всячески подавлять свое сексуальное возбуждение (оставаться маленьким мальчиком), чтобы быть принятым и близким к маме.

Или девочка, проявляя интерес и заигрывая с папой, может натыкаться на «замороженное» состояние отца, который начинает очень сильно напрягаться и пытаться как-то избежать и увильнуть от неприятного сочетания стыда и возбуждения к собственной дочери. Отец становится очень формальным, строгим, неспособным на нежность и тепло. Девочка понимает: свое возбуждение нужно скрывать, себя держать в рамках, при этом чувство глубокой обиды, непринятия не покинет ее и в отношениях с ее будущими мужчинами. «Нельзя быть возбужденной женщиной рядом с мужчиной» - вот такой плачевный итог этой подсознательной установки.

Часто, именно такие пристыженные в возбуждении мужчины и женщины создают пары. Им просто безопасно вместе - они оба стыдятся одного и того же и поэтому очень заботятся о том, чтобы обходить «стыдные места».


При этом каждый может чувствовать свою внутреннюю неудовлетворенность и пытаться смотреть «на сторону», на других женщин и мужчин. Или удовлетворяет свой интерес где-то в виртуальной реальности - например, просматривает порнофильмы, где можно хоть как-то слиться в переживании возбуждения с актерами и позволить себе, наконец, в полной мере переживать свое собственное.

Стыд быть слабым - морально и физически

Нельзя быть слабым. Слабые - физически и морально - люди никому не нужны. Если ты заметил в себе слабину - ее нужно срочно преодолеть и обязательно скрыть от других!

Это очень жестокие и кощунственные установки. Они часто преследуют мужчин, но свойственны и женщинам.

Показать свою уязвимость - страшно. Этому учат нас наши родители, которых воспитывали их родители, пережившие войну. А там действительно нельзя быть слабым. Убьют.


Вся досада в том, что стыд собственной слабости оставляет нас в глубоком одиночестве - без поддержки, ласки, сочувствия, тепла, опоры - когда это все как раз очень необходимо нам! Это как оставить больного гриппом без чая, лимона, теплой постели, а заставить идти на улицу и работать. Часто люди, стыдящиеся собственной слабости, очень быстро выгорают, не замечая и не уважая собственных ограничений, - они фактически убивают себя.

Стыд быть отвергнутым другими

Получить отвержение, услышать в ответ слово «нет» - именно этого мы может очень сильно бояться и стыдится. Как будто бы после отказа и отвержения наша личная ценность как-то рушится, мы уже не можем быть такими, как были прежде, мы становимся хуже, неважными. Поэтому, боже упаси, этот отказ получить. Я лучше никогда не спрошу, никогда. Только бы не услышать ответ «нет»...

Если меня отвергают, значит, я плохой и непопулярный. А должен ведь нравиться всем, быть идеальным для всех!


Если я хочу быть принятым, я должен быть каким-то уникальным, нужным, важным для всех вокруг. Ну, прямо как стодолларовая купюра!

Правда в том, что невозможно всегда всем целиком и полностью нравится. И отвержения во взрослой человеческой жизни, на самом деле, много. Иногда, испытывать стыд за то, что тебя отвергли, - это попытка защититься от более тягостных переживаний - обиды, тоски, боли, печали, бессилия.

www.psyshans.ru



ЧЕМУ Я НАУЧИЛАСЬ У ГОЛЛАНДСКИХ МАМ



Ekaterina Gor

Чему я научилась у голландских мам





Признаюсь, заголовок слегка врет?—?совершенный вид глагола в этой фразе для меня все еще не уместен. Я не научилась, я продолжаю учиться, ибо… одно дело понимать, и совсем другое?—?действительно отбросить всю шелуху и научиться правильно расставлять жизненные приоритеты.

Голландские дети по последнему отчету UNICEF официально признаны самыми счастливыми в мире (ок, если быть точной, отчет говорит о рейтинге “in rich countries”, но вряд ли в менее благополучных странах дела со счастьем детей обстоят лучше, так что предлагаю принять популистскую формулировку “в мире” за правду). Существенная часть этого самого счастья связана не только с отсутствием “домашки” в младшей школе или возможностью играть сколько душе угодно, но и с общей здоровой атмосферой в семье, которую задают и поддерживают родители, в первую очередь?—?мамы. Так чему же можно у них поучиться?

Не жертвовать, не усложнять

Главная идея тут очень проста: дети не меняют жизнь, они ее дополняют. Голландские мамы не отказываются от своей личной жизни?—?они продолжают работать, встречаться с друзьями, находят время для своих интересов и в целом делают все, чтобы появление ребенка (и двух, и трех) не превратило семью в бесконечно страдающий и истощенный организм, развернувшийся вокруг ревущего “комка счастья”.

Нам это понять и принять сложно. В нашей культуре женщина обязана жертвовать… либо карьерой ради семьи, либо семьей ради карьеры. Еще можно, например, жертвовать своей молодостью и красотой, чтобы потом обязательно сообщить об этом подросшему младенцу и навсегда поселить в нем чувства вины и долга, которые будут гарантом безбедной старости измученных родителей.

Голландские мамы, наоборот, стараются сделать все, чтобы их жизнь была полной и сбалансированной, без всяких там жертвоприношений. Вместо бесконечно изнуряющей уборки?—?стиральная машина, посудомойка, робот-пылесос. Вместо бесчисленных часов на кухне?—?заранее нарезанные, замаринованные, упакованные по порциям продукты из супермаркета, которые превращаются в полноценный ужин всего через 20–30 минут. Вместо бессмысленных кругов с коляской по скверу?—?совместная прогулка “по делам” или поездка на велосипеде. Вместо грязных песочниц во дворах?—?большие и интересные игровые площадки в парках или детские кафе, где можно заодно встретиться с друзьями. Вместо трех лет декрета?—?хороший садик, куда принимают малышей уже в 3–4 месяца. И, наконец, вместо “я же мать”?—?“мы семья”, потому что голландские папы вовсе не считают работу по дому или уход за детьми каким-то особенным событием.

Не испытывать чувства вины

Этот пункт напрямую связан с предыдущим. Если ни семья, ни общество не требует жертвоприношений, не навешивает на тебя ярлыка “плохая мать” за то, что ты перестала кормить грудью или вывела ребенка на улицу без шапки?—?поводов для самобичевания становится намного меньше. Голландское общество говорит тебе четко и ясно: “наденьте кислородную маску сначала на себя, потом?—?на ребенка”. Нервозная, измученная, депрессивная мама?—?это не то, что нужно ребенку для счастья.

Здесь уважают твою личную жизнь и не лезут с непрошенными советами. Даже детские врачи всегда стараются давать рекомендации в очень деликатной форме (а не в стиле наших педиатров: “Вы массажик делаете? Нет? А надо бы…” и головой так кач-кач, мол что ж ты сама-дура не догадалась)

А все потому что голландцы знают: burnout (выгорание)?—?это не выдумка и это не только о работе (которую можно и поменять, если уж припекло), но и материнстве (которое не отменить). Для того чтобы быть хорошей мамой?—?нужен эмоциональный ресурс, добыть который из чувства вины совершенно невозможно.

Не страдать вещизмом

Вы знаете, что в Амстердаме нет ни одного детского “мола” а-ля Детский мир или MotherCare? Нет и специальных детских отделов в ТЦ, где все увешано розово-голубыми рюшами, нет никаких японских супер-мягких подгузников (в лучшем случае?—?Pampers, а то и вообще непонятно-что под брендом супермаркета), нет гипоаллергенных салфеток, экстра-нежных шампуней, специальных “детских” жидкостей для мытья посуды (не поверите?—?даже косметики Johnson’s baby нет), нет бешенного разнообразия одноразовых пеленок, сосок, ложечек, бутылочек, а детские пюре всего 2–3 видов. Как они живут вообще?

Оказывается, все просто. Во-первых, ребенку нафиг не нужны японские подгузники и экстра-нежные шампуни?—?они нужны маме, чтобы заглушить сжигающее ее чувстве вины (Я даю ребенку самое лучшее, я не плохая мать!); во-вторых, гендерно-окрашенная одежда и рюши ребенку тоже не нужны?—?детей можно одевать в обычные удобные футболки, штаны, куртки, пижамы?—?все это можно купить в обычных “взрослых” магазинах (Zara, H&M, C&A и т.д.) или заказать онлайн; в-третьих, для практичных голландцев кажется полной глупостью тратить состояние на то, из чего ребенок вырастет через 2–3 месяца?—?поэтому здесь развита культура second-hand и “совместное использование” (например, есть т.н. speelothek’и?—?игровые залы, где можно взять на время любые игрушки?—?как книги в библиотеке).

Здесь работает простое уравнение: Чем меньше времени и энергии мы тратим на поиск и покупку вещей?—?тем больше времени и энергии у нас остается на что-то действительно важное.

Поддерживать естественный ход вещей

Для голландских мам беременность?—?не болезнь. Если все идет без проблем?—?они продолжают ездить на велосипедах (да-да!), заниматься спортом и ходить на работу до самых последних недель. Они рожают без анестезии и стимуляторов и отправляются домой с младенцем уже на следующий день?—?там их будет ждать медсестра готовая помочь с обустройством нового быта. Примерно 30% голландских женщин, в принципе, предпочитает домашние роды (что для меня, впрочем, все еще попахивает безумием).

Голландским детям позволено играть все свободное время (потому что именно через игру ребенок познает мир) в любую погоду и в любом месте?—?дома, на улице, в школе, в ресторане. Им не запрещают пачкаться, мокнуть и есть песок. Их спокойно отводят в садик с соплями и температурой 38, если ребенок “не выглядит больным”?—?да, скорее всего он заразит там всех своих друзей, но голландцы знают, что именно так “прокачивается” детский иммунитет, а значит, это полезно.

Голландские врачи лечат любую детскую простуду парацетамолом и сосудосуживающими каплями, они не “прописывают” жесткую обувь, как только ребенок начал ходить и считают, что “лечебный массажик” это шарлатанство?—?вместо этого вам посоветуют хорошего физиотерапевта, который покажет как научить ребенка садиться, ползать или ходить через игру и простые, веселые упражнения.

По началу принять эту патологическую “естественность” сложно. Хочется залечить, закутать, загрузить ребенка развивающими программами. Но если сделать глубокий вдох и оглянуться вокруг, все становится на свои места?—?ведь имея выбор между “естественной средой” и “парником” любой из нас в здравом уме выберет первое.

Принимать ребенка таким, какой он есть

Вот тут кажется все проще простого. Ведь все мы любим своих детей, так? Да, любим. Но любить и принимать?—?вовсе не одно и то же. У каждого из нас есть завышенные и неоправданные ожидания о том, каким должен вырасти наш ребенок.

В последнее время, например, у нас стало модно говорить о ребенке, как о “главном проекте в жизни” одновременно подчеркивая самой этой фразой и колоссальный объем усилий, которые мать должна вложить в воспитание нового человека; и наличие в обществе явных метрик, по которым “проект” можно будет считать успешным; и пренебрежение ко всему остальному, с ребенком не связанному (в первую очередь, конечно, к работе).

Но, простите, нет, ребенок?—?не проект, он не должен выполнять наши KPI, контрибьютить во что-то там или приносить какой-то профит. Мы подменяем понятия “забота” и “выполнение целей”, мы предпочитаем научить, а не показать как учиться, мы все еще считаем что “красный диплом” и высшее образование гарантирует ребенку счастливое будущее (пусть даже наш собственный диплом приносит нам меньше пользы чем туалетная бумага).

Наши завышенные ожидания изводят и нас, и наших детей и в конце-концов мы находим себя у компьютера в 2 часа ночи пишущими за ребенка какой-нибудь реферат “О свойствах воды”, потому, что потенциальная “тройка за полугодие” не укладывается в нашу картину мира.

Конечно, глупо было бы утверждать, что голландские мамы не имеют никаких завышенных ожиданий по поводу их безупречно белокурых сокровищ?—?конечно имеют. Но они намного меньше заморочены на достижениях и оценках, они знают, что каждый ребенок развивается в своем собственном темпе и заслуживает похвалы?—?no matter what. Они принимают не только своих, но и чужих детей такими, какие они есть, и если ваш ребенок в чем-то “особенный”?—?вы никогда не увидите в глазах голландской мамы страх или жалость. “Какой замечательный!”?—?скажет она и посмотрит на вас с самой искренней и доброй улыбкой.

За два года в Амстердаме я ни разу не видела, чтобы голландские мамы орали на своих детей, чтобы они одергивали их на каждом шагу или прилюдно грозили каким-то наказанием, чтобы они виновато извинялись перед окружающими за детский плач или шалость. Голландские мамы знают, что ребенок, с самого своего первого дня,?—?уникальная личность, которой нужно просто помочь проявить себя, полюбить себя и осознать себя в этом мире.

Если вдруг в процессе вам захотелось возразить: “Но у них же там возможности, социальные гарантии и вообще другой уровень жизни!”?—?Да, все верно. Но ничто из этого не появляется в обществе само по себе. У общества должен быть четко сформулированный запрос и желание этот запрос отстаивать. Но пока мы продолжаем приносить жертвы и успокаивать себя японскими подгузниками?—?никаких новых возможностей мы никогда не получим.

www.psyshans.ru

Теги:счастливый ребенок, мама, ребенок, отношения, самопожертвование, чувство вины,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

6 СОВЕТОВ ГАРВАРДСКИХ ПСИХОЛОГОВ, КОТОРЫЕ ПОМОГУТ ВОСПИТАТЬ УВЕРЕННОГО В СЕБЕ РЕБЕНКА

6 советов гарвардских психологов, которые помогут воспитать уверенного в себе ребенка

Многие родители уже устали слушать о том, что современные технологии портят их детей. Со всех сайтов на них льются потоки информации о новейших методах и стратегиях по воспитанию в цифровой век. Однако, как далеко ни зашел бы прогресс, есть несколько проверенных временем простых истин, которые помогут вырастить полноценного, доброго, уверенного в себе и психически здорового ребенка.

AdMe.ru делится с вами 6 мудрыми и такими простыми советами гарвардских ученых по воспитанию детей.

1. Проводите время со своими детьми


 

Это основа всего. Регулярно проводить время с детьми, интересоваться их делами и проблемами, а главное — внимательно слушать их ответы. Вы не только узнаете об индивидуальных особенностях вашего ребенка, но и покажете ему, как нужно проявлять заботу о другом человеке.

2. Всегда говорите ребенку, что он значит для вас


Согласно исследованиям психологов многие дети не знают, что они самое главное, что есть в жизни родителей. Им просто нужно услышать эти слова. Поэтому не забывайте почаще говорить их детям — так они будут чувствовать себя увереннее.

3. Покажите, как решать проблемы, а не убегать от них


Например, если ребенок решил бросить футбол, попросите его объяснить, почему конкретно он хочет это сделать и какие обязательства у него есть перед командой (совместный матч, общие тренировки и прочее). Затем, если он все же примет решение уйти, помогите ему с этим вопросом.

4. Ежедневно приучайте помогать и самому быть благодарным за помощь


 

Исследование показало, что люди, которые привыкли выражать благодарность, более склонны к состраданию, легче прощают, они щедры и любят помогать.

Поэтому важно придумать для ребенка ежедневный список домашних дел, за которые его необходимо благодарить в течение всего дня.

Психологи также рекомендуют родителям награждать детей только за исключительные проявления доброты и усердия.

5. Помогите ребенку справиться с негативными эмоциями

 

Психологи утверждают, что способность заботиться подавляется такими негативными эмоциями, как гнев, злость, стыд и зависть. Помогая детям распознать и эти чувства, родители подталкивают их к разрешению внутреннего конфликта. С подобного самоанализа начнется их долгий путь к тому, чтобы стать небезразличными, заботливыми людьми. Это также важно для установления разумных рамок их психологической безопасности.

6. Покажите им, что мир намного больше, чем кажется


 

Согласно исследованиям психологов почти всем детям интересен лишь узкий круг их семьи и друзей.

Важно, чтобы они также интересовались людьми за пределами этого круга, которые отличаются от них социально, культурно и даже географически.

Вы можете помочь им в этом: научить быть хорошим слушателем, который умеет поставить себя на место другого человека и может чувствовать эмпатию через трогательные фильмы, фотографии и новости.

В заключение психологи уверяют нас: «Воспитание вежливого, заботливого и высоконравственного ребенка — тяжелый труд. Но это именно то, что может сделать каждый из нас. И ни одна работа в мире не сравнится с этой по важности и бесценности награды».

http://www.psyshans.ru/

www.psyshans.ru

Теги: уверенность в себе, заботливость, вежливость, ребенок, воспитание, родители, дети, советы,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.


ПАНИХИДА ПО ИЛЛЮЗИЯМ ИЛИ ПУТЬ К ВЗРОСЛЕНИЮ

Панихида по иллюзиям, или путь к Взрослению...

Автор статьи: Уласевич Тина Васильевна


"Невольный узник собственных сомнений...или Внутренний Травмированный Ребенок" и "Все мы родом из детства" или Патологии родительской "любви"



Мне кажется, из детства я выехал, а вот до пункта назначения — «взрослости» — не добрался. Так и живу в автобусе.

(Эльчин Сафарли)
Жила-была одна принцесса, и мечтала она о том, что однажды придет прекрасный принц, который ее поцелует…

Жил-был один принц, который мечтал о том, что однажды придет прекрасная принцесса и поцелует его...

И вот эти две жабы встретились...

 

Вам никого не напоминают герои этого анекдота?

...

Точно никого?



           А вот мне напоминают массу людей, которые всю жизнь «в поиске»… Кого? Естественно, партнера, который предназначен специально для них…

     В детстве маленькие девочки грезят о благородном, белокуром (возможны варианты), неуязвимом красавце, который спасет их «из заточения» (в родительской семье или в «серой» скучной жизни), возьмет в жены и будет заботиться до (синхронного!) окончания их дней… В мире розовых девичьих комнат, плюшевых игрушек и кукольных домиков такие мечты кажутся реальными как никогда…



        Повзрослев, и совершив парочку ошибок, они начинают мечтать о «настоящем мужике», «за которым, как за каменной стеной»…Только вот и он как-то не торопится их найти…

         Думаете, это только девичьи мечты? Как бы ни так. Где-то по жизни бродят и Прекрасные Принцы в поисках Принцесс, которых им предстоит спасти. Только ни одна реальная девушка не соответствует списку их требований. Все какие-то «уродины» и «стервы» попадаются…Вот, если бы точно знать, что очередная избранница является именно той идеальной партнершей, которая ему нужна. Ведь, предыдущая оказалась не такой, да и две перед ней тоже, да и первые 10 тоже были, как-то, не очень»…



          Если вы назовете объект их поиска Прекрасным Принцем или Принцессой, они страшно обидятся…Что они маленькие что-ли, чтобы с ними так разговаривать? У них все серьезно. Они ищут «вторую половинку» (вы ведь читали Платона?), «родственную душу», или идеально совместимого партнера ("дуала", например)… Говорят, что если его найти (а он, видимо, хорошо прячется), то не нужно приспосабливаться друг к другу, все сразу, раз и навсегда, будет хорошо…

         Ах, эта судьбоносная встреча с правильным человеком… Эта мечта манит нас с самого детства, о ней рассказывают волшебные сказки, ее активно «транслирует» киноиндустрия, литература и «сарафанное радио». Ведь где-то, когда-то, с кем-то, это точно случилось… Главное ждать и верить. Как только мы найдем идеального человека, одиночество, боль и страх закончатся навсегда. Этот правильный человек мгновенно нас поймет и полюбит, будет всегда относиться к нам с глубочайшим уважением и чувствительностью, ему не нужно ничего говорить о своих желаниях, он все понимает «без слов» и что бы мы не пожелали, того же хочет и он… Мы можем во всем на него положиться, ведь мы созданы друг для друга, и вся наша жизнь была лишь подготовкой к этой встрече…

         Некоторые так и проводят жизнь в бесконечном ожидании или «тестировании» (зато какой увлекательный процесс: «нашел-потерял-снова нашел - а нет, опять ошибся…»). Пока человек не совершает выбор, он живет в мире безграничных возможностей, но, по сути, он не живет, «не проявляется», остается человеком-невидимкой.

         Например, сводит всю полноту личности партнера к выполнению какой-то одной функции или предпочитает безнадежно влюбляться в «недоступные объекты»: терапевтов, людей состоящих в браке и т.д., так никогда и не решаясь на реальные отношения. Он живет в «башне из грез», даже не пытаясь узнать, насколько любимый человек соответствует его фантазиям о нем. Идеализацию любить, конечно, проще… Таких людей окружают виденья и сны, а не люди…



Другие, напротив, еще с юности одержимо стремятся к браку, страстно мечтают вступить в союз «освященный небесами» и, как только находят подходящий объект(?), тут же «кутают его в покрывало своих проекций»...

и тащат к алтарю…



          А, затем, в зрелом возрасте шутят, что кольца – это начальный счет между женихом и невестой: 0:0, или чеки от гранат. То есть, свадьба, по этой версии – это начало войны, в которой каждый из супругов обязательно подложит другому гранату. Или, как вариант, кольца – это кандалы и наручники… Для кого-то кольцо всевластия, для кого-то из пары – рабства…



А чего вы хотели? Даже в сказках после свадьбы так и написано: «Конец».



          А ведь все так красиво начиналось…

      Невеста в воздушном белом платье, трогательно серьезный жених, цветы, свадебный вальс под звон хрустальных бокалов, смущенное «да» в ответ на вопросы о  верности, обручальные кольца - символ бесконечной любви, у которой нет «начала и конца» …

       В день свадьбы невеста смотрит на жениха и думает: "Вот и наступил тот день, о котором я так долго мечтала. Самый чудесный момент моей жизни. Мой жених умен, сексуален, силен...И почему это люди говорят, что брак - это нелегкое испытание? Наверное, они просто не умеют выбирать себе партнера. А вот я уверена, что выбрала того, кого нужно!".

      Жених смотрит на невесту с гордостью и думает: "Она прекрасна. Я знаю - она меня понимает, любит и верит в меня. Именно о такой женщине я всегда мечтал. Не могу понять, почему другие мужчины жалуются на своих жен. Моя любимая особенная, не такая, как другие".



       На свадьбе также присутствуют родители жениха и невесты. Матери плачут от радости. А может и не только от радости...Возможно, они вспоминают дни своих свадеб - ведь они тоже выглядели тогда счастливыми....Куда все ушло? Их слезы - не только проявление радости, но и след горечи, которая возникает от утраты надежд и мечты...Они молятся, чтобы у их детей все сложилось иначе...

      Так почему отношения мужчины и женщины, изначально полные радужных ожиданий  и обещаний, постепенно превращаются в кошмарный сон, становятся жестокой силовой борьбой или оборачиваются холодным равнодушием?  

И почему мы ничему не учимся и раз за разом повторяем одни и те же мучительные сценарии?



Что разрушает отношения?



        Среди множества причин, одной из главных является попытка компенсировать в отношениях с партнером недостаток родительской любви и принятия. Например, в случае отсутствия одного из родителей (многие ли сейчас воспитываются в полных семьях?), когда нет реального представления об отношениях мужчины и женщины, фантазия безгранична, и партнер должен восполнить все то, что не дал, «рассосавшийся в пространстве и времени» родитель, удовлетворить все наши детские потребности… А, возможно, родитель был, но, нам так и не удалось «дождаться» (?) его любви… («добиться» (?), «заслужить» (?))

       Проблема в том, что вступая в отношения (в том числе брачные), некоторые из нас «забывают» сепарироваться от родительской семьи, и бессознательно ждут, что партнер «усыновит (удочерит) их». И, даже если родителей трудно в чем-либо упрекнуть, например, у мужчины была самая замечательная мама на свете, то, кто сможет ее превзойти?

Этот «избранный» обычно ищет женщину, которая подобно матери, будет всю жизнь не спускать с него восхищенного взгляда. От своей подруги он потребует безусловной любви, самоотречения и преданности. Он привык, что мама (читайте, женщина) всегда удовлетворяла его потребности и желания, предугадывала любой его каприз, потакала любой его прихоти… Вся ее жизнь была подчинена только сыну.

       Он привык к тому, что женщина должна оберегать его от любого негатива и дискомфорта. Он не умеет терпеть, ждать, не понимает, что такое ограничения и запреты. Он вырос физически, но, психологически остался на уровне маленького ребенка.



       А с чего бы его подруге проявлять «материнскую заботу»? Ведь мужчина – не ее ребенок. К тому же, она сама может иметь тот же психический статус. Это она — маленькая, это ей нужен хороший, добрый папа, поскольку в ее представлении «любовь» обещает ей исполнение всех ее мечтаний.

       Ей не нужен второй ребенок в семье, ей нужен  тот, кого в любой момент можно дернуть за рукав: «Мне страшно (беспокойно, тревожно)» и в ответ услышать: «Все в порядке, малыш, я с тобой. Все будет хорошо. Я прослежу…».

Я тебе — мама. Ты мне — папа.

Строим песочный дом.

Море встаёт на задние лапы.

Ветер виляет хвостом.

Солнце лижет мокрые щёки.

Папа, купим щенка?

Стены надёжны. Башни высоки.

И столько ещё песка!..

(В.Павлова)

       Один из классиков семейной терапии К.Витакер утверждал, что в случае брака «соответствие между партнерами абсолютно полное. Оно заключается не только в том, как супруги дополняют друг друга сейчас, но и в том, как каждый воспринимает другого с точки зрения развития их отношений.

       В выборе партнера учитывается, насколько он подходит к моей депрессии или моему садизму, и это необходимо для раскачивания качелей брака. Не стоит верить тому, кто скажет, что женился ради карьеры или потому, что был пьян. Компьютер в нашей голове с биллионами клеток выбирает совершенно соответствующий себе другой компьютер, к которому можно подключиться… Даже, если «перед вами алкоголик – маленький мальчик, и вдобавок голодный. Женился на ответственной женщине, любящей и заботливой. Вы удивляетесь: как это ее угораздило связаться с таким человеком?

      Он как четырехлетний со своей вечной бутылочкой, а она выглядит вполне взрослой. Побудьте рядом с ними побольше. Окажется, что и она тоже – девочка четырех лет! Мамина четырехлетняя дочка, заботящаяся о братишке. Она так и осталась функцией на всю жизнь, не став личностью. Она бесконечная череда ролей. Он ребенок, она функция, а людей нет! Чем больше работаю с супругами, тем больше убеждаюсь, что эмоциональный возраст мужа и жены одинаков» («Полночные размышления семейного терапевта»).

        Можно спорить с Витакером (кстати, прожившем полвека в браке), благо теорий выбора партнера много, но, суть остается той же – иногда, взрослея, "мы перепрыгиваем некоторые ступени (развития), - этого не прощает нам ни одна ступень» (Ф.Ницше). Бегство от (из)отношений – это бегство от решения задач возраста. Попытка двух детей «слиться» в одного взрослого ни к чему хорошему не приводит.



       В фантазии мы проецируем на партнера свое представление о том, каким он должен быть. Мы живем надеждами. Ровно до тех пор, пока наш Внутренний Травмированный Ребенок, не начинает требовать «свое»…

       «У каждого из нас есть корзина, в которой мы храним те потребности, которые не были удовлетворены в детстве. Как правило, эта корзина остается глубоко «в подвале» нашей души, и мы о ней забываем. Фактически, мы можем даже не догадываться, в чем именно состоит потребность.

       Но состояние любви как будто вытягивает воспоминания из корзины, а с этими воспоминаниями приходят все забытые и отложенные «на хранение» стремления быть любимым. И вот, бессознательно, мы совершаем небольшое путешествие к себе «в подвал» и начинаем искать корзину. Найдя ее, мы говорим:

– Так?так, она (или он) говорит, что любит меня. Сейчас проверим. Попробуем потребность № 8 (потребность № 8 не очень большая).

      Поскольку это действительно небольшая потребность, наш любимый человек, скорее всего, будет счастлив ее выполнить. В конце концов, на то и любовь, разве нет? Затем наш любимый человек, в свою очередь, протягивает руку к своей корзине и вытаскивает одну из собственных потребностей. Эта игра может продолжаться довольно долго.

      Чем привычнее становится «путь» в корзину, чем более мы осваиваемся и привыкаем к партнеру, тем увереннее растут наши ожидания. В конце концов, ведь мы всю жизнь ждали, что наши потребности будут удовлетворены. И тогда мы начинаем вынимать более крупные и значимые потребности; а наш партнер в ответ делает то же самое. «Мне абсолютно необходимо, чтобы ты был(?а) со мной все время», – требует зависимый партнер, а независимый: «Я хочу, чтобы ты дал(?а) мне пространство, в котором я нуждаюсь, но ты не должен(?на) уходить или встречаться с кем?то другим».

     Наступает время, когда наш Ребенок в панике накладывает на любимого человека обязательство осуществить все потребности, которые не удовлетворили родители. Тогда и начинаются трудности. Глубоко внутри мы считаем, что любовь подразумевает удовлетворение потребностей, и другой должен оградить нас от всех наших страхов и боли. Это и есть любовь, думаем мы. Два бессознательных Ребенка, каждый со своими страхами, потребностями, требованиями и ожиданиями, взаимодействуя друг с другом, создают кромешный ад. Эти два раненых, нуждающихся Ребенка сталкиваются друг с другом лицом к лицу. Они не способны ни понять, ни удовлетворить потребности друг друга. Они подходят друг к другу не в уязвимости, а с требовательностью»(Томас Троуб).

        Что происходит дальше? Начинается борьба за то, кто в этой паре отвоюет себе положение ребенка, а кому будет навязано положение родителя. Нередко средством этой борьбы оказывается болезнь: партнеры соревнуются в том, кто из них «более болен», и выигравшему достается приз — желанное положение «ребенка-в-семье», а проигравшему – обязанности родителя…

       В борьбе за удовлетворение своих потребностей, мы применяем все «нажитые» (разработанные) Ребенком к этому времени стратегии… «Стратегии – это образцы поведения, которым научился наш Ребенок в стремлении получить недоступное желаемое. Это наши механизмы выживания. Это модели поведения, которым мы научились в прошлом, но бессознательно применяем к настоящему». (Томас Троуб).

Рассмотрим эти стратегии, описанные Т.Троубом, подробнее:

Стратегия № 1: «Молот» – требование и обвинение



      Когда мы не получаем того, чего хотим, наш Внутренний Травмированный Ребенок приходит в бешенство, обвиняет и требует. Он стремится любой ценой добиться своего: «Я этогозаслуживаю, я хочу это сейчас, и мне нет дела до твоих потребностей или оправданий».. Его агрессия питается яростью Ребенка, который подвергался насилию, которого игнорировали, в которого вторгались, которого унижали или оскорбляли. За обвинением стоит требование, чтобы другой немедленно изменился.

Когда мы используем «Молот», это вызывает в других ответную агрессию, они закрываются, устраняются от контакта, что в свою очередь, усиливает панику нашего травмированного Ребенка и «Молот» становится еще интенсивнее. Прибегая к «Молоту», мы чувствуем некоторое удовлетворение оттого, что, по крайней мере, способны выражать себя с силой. Но пока эта энергия используется не просто для выражения, но с целью повлиять на другого, это – стратегия.

Стратегия № 2: «Наживка» – манипуляция



      Ребенок в панике, живущий в теле взрослого, очень изобретателен и использует все возможные способы манипуляций. Мы манипулируем посредством денег, любви, секса, ума, силы, возраста, чувства вины, углубленности в себя, признания или заботы. Мы манипулируем, обижаясь, резко отсекая контакт или притворяясь, что нам все равно или ничего не нужно. Мы учимся этому с детства, очень рано усваивая, что честность и прямота не помогают добиться желаемого.

К несчастью, со временем, наше манипулятивное поведение становится бессознательным, и мы не распознаем его. Другие видят нашу склонность манипулировать и отстраняются, чтобы защитить себя. Наш Ребенок чувствует себя еще более брошенным и испуганным...

Стратегия № 3: «Кинжал» – стратегия мести



       Когда нам причиняют боль, мы можем отреагировать на это сразу. Но чаще мы слишком шокированы, «смяты» и унижены, чтобы отозваться тут же. И поэтому мы надеваем маску, которая демонстрирует, что нам все равно, и откладываем обиду «на хранение». Внутри мы не успокоимся, пока не вернем боль назад. Мы можем мстить прямо, например, путем наказания, внезапного отчуждения, унижения или сарказма. Мы можем делать это косвенно, организовывая что?то такое, что ранит другого. На месть могут уйти годы, но, наш раненый Ребенок злопамятен, как змей.

      Не всегда есть возможность отомстить обидчику напрямую, и, иногда, сами того не понимая, мы начинаем мстить близким за обиды детства, они «принимают на себя огонь» за все наши «закопанные» обиды прошлого.

Стратегия № 4: «Чаша для подаяния»



       Когда мы приходим в отчаяние от невозможности получить любовь, мы отказываемся от всяких дальнейших попыток сохранить достоинство, и начинаем умолять… Чем больше мы просим подаяния, тем хуже себя чувствуем. У некоторых из нас вошло в привычку «нищенствовать»... При этом, мы все время ожидаем, что будем отвергнуты. К несчастью, это убеждение, как правило, создает именно тот отклик, которого мы боимся. Мы низводим себя до нищих, и именно из?за этого другой отталкивает нас… Это приводит нас в еще большее отчаяние…

Стратегия № 5: «Опрокинутая чаша для подаяния» – отчуждение



      Когда мы окончательно понимаем, что не сможем изменить другого, мы чувствуем глубокую безнадежность ситуации и уходим в свое «убежище» – знакомое, безопасное изолированное пространство внутри. Именно туда мы отступаем, если все стратегии терпят поражение. Мы заваливаем вход большим камнем и чувствуем, что нам одиноко. Отчуждение ничего в действительности не решает. Мы не можем жить без любви. Если мы сдаемся, это приводит нас к глубокой депрессии или цинизму. Большинство из нас некоторое время пребывает в отчуждении, но, поскольку наша потребность в любви непреодолима, в конце концов, мы выходим из убежища и совершаем следующую попытку. Она продолжается, пока мы снова не обнаруживаем, что не получаем того, что хотим. Тогда мы снова прибегаем к стратегиям. Они не работают. Мы отступаем... Довольно безрадостный порядок. И все же мы делаем именно это, потому что не знаем как поступить иначе…

Как избавиться от стратегий?

        Чрезвычайно трудно увидеть собственные стратегии. Мы атакуем физической, словесной или сексуальной агрессией, но, как правило, не видим, что наше поведение поддерживается «топливом» обид за раны прошлого и паническим страхом не получить того, в чем мы отчаянно нуждаемся, поэтому считаем свое поведение совершенно оправданным, и до последнего защищаем его уместность и адекватность.

Попробуйте понять, какие у вас любимые стратегии?



К каким из них вы прибегаете, когда вам нужно удовлетворить ту или иную потребность? Взгляните внимательно: что вы делаете, когда чего?то хотите? Что вы делаете, когда не получаете то, что хотите? Можно ли как-то иначе удовлетворить ваши потребности, не прибегая к стратегиям? Как именно?

Если мы ничего в своем поведении не меняем, наши потребности в любви хронически не удовлетворяются, и, тогда возможны несколько вариантов развития событий:

1. Разочарование в партнере, который не оправдал наших надежд. Поиск более подходящего партнера.



Как только возникают трудности и конфликты, иллюзии разрушаются, и наступает разочарование. Тогда, вместо того, чтобы увидеть, над, чем нам самим нужно работать, мы обвиняем «другого» в том, что наши ожидания не оправдались. Голос внутри нас говорит «Если возник конфликт, пришло время расставаться. Проблемы означают, что вы несовместимы друг с другом, и ты просто не с тем – правильным человеком. Спорить, ссориться и пытаться что?то решить – просто пустая трата времени. Решать нечего; пришло время найти кого?то другого. Отношения не должны быть трудными или превращаться в борьбу. Правильный человек удовлетворит все наши потребности».

2. Отрицание и ложная самодостаточность.

Пережив опыт разочарования в отношениях, мы делаем вывод: «Пора оставить надежды встретить кого-то, кто может тебя принять, понять и полюбить. Этого, похоже, никогда не будет. Никто не позаботится о твоих потребностях лучше тебя самого. Прими свое одиночество, потому что такова жизнь. Ты можешь сам о себе позаботиться. Нет ничего такого, что ты не можешь дать себе сам, и это оградит тебя от многих трудностей.


Если ты снова кого-то полюбишь, то, в конце концов, окажешься разочарованным и снова одиноким».

К чему такой вариант жизни, обычно, приводит? «Избегая страха открыться своим потребностям, мы отрицаем то, что они у нас вообще есть. Живя внутри кокона из образов себя, мы все силы тратим на контроль. Мы гордо называем себя Независимыми (а если точно то «Антизависимыми»). Фантазию о том, что можно прожить, полагаясь только на себя, мы, как правило, «подпираем» аддикциями. Например, нас тянет к непрерывной работе, алкоголю, наркотикам, сексу и т.п.

Иллюзия самодостаточности ограждает нас от страхов так же мощно, как и романтическая мечта. Она прячет нас в изоляции, где нам никогда не приходится признавать свой страх или сталкиваться с ним лицом к лицу. И до тех пор, пока мы не выходим из изоляции и не осмеливаемся к кому?то приблизиться, страх не возникает. Цена, которую мы платим за эту позицию, – отсутствие контакта с собственной уязвимостью. А если мы не чувствуем себя уязвимыми, у нас в жизни не может быть любви» (Т.Тоуб).

3. Сознание обвинения.

Следующая иллюзия гласит, что во всем всегда виноват другой человек. Проблема постоянно вне нас: виновато окружение или ситуация неправильна. Так или иначе, мы не можем или не хотим видеть, за что отвечаем сами. А ведь другой человек или ситуация – это только наше зеркало. В пылу разочарования или фрустрации мы почти инстинктивно двигаемся в обвинение, вместо того чтобы оставаться с болью. Почему бы нет? Так удобно обвинять, вместо того чтобы чувствовать боль.



      Наши отношения разрушает неспособность пройти через испытания и тяжелые периоды в жизни, ведь многие из нас живут в иллюзии, что совместная жизнь – это бесконечный праздник, естественное продолжение свадебного торжества… «Ах, кружите меня, кружите» – думает невеста, «Ах, целуйте меня, целуйте» - вторит жених… Вот только, неизбежно наступает момент, когда «тускнеет» первоначальная влюбленность, проходит момент очарования, и приходится спускаться с неба на землю… После медового месяца или «конфетно-букетного периода» наступает бытовая жизнь. А быт – это такая субстанция, которая часто подминает под себя романтические чувства, оставляя вам только скуку и бесконечную усталость… И тогда для молодоженов или наивных влюбленных отношения часто оборачиваются жестоким прозрением… Партнер – Прекрасный Принц? Партнерша – Прекрасная Принцесса? Как бы ни так, а граф Дракула и Ведьма не хотите? Даже, если у первого аристократизм, манеры и замок, в наличии, а с красотой второй трудно поспорить. Очнувшись от страсти, влюбленные понимают, что значит пытаться выжить рядом с человеком, который так и не повзрослел и может жить «только за счет чужих ресурсов, постепенно высасывая из тебя кровь и забирая жизненные силы»...Конечно, я преувеличиваю, но, приблизительно так некоторые клиенты описывают свой опыт совместной жизни, хотя, разумеется, отношения не обязательно должны напоминать «игры на выживание»…

На самом деле, любовь невозможно найти и сохранить, пока мы не столкнемся со своими страхами и не начнем с ними работать. До этого времени наши любовные истории остаются лишь способом избежать столкновения с ними. Мы можем годами носить на себе груз всех  неудовлетворенных потребностей, отрицая их или сводя к минимуму, и продолжать бессознательно ждать, что однажды они будут осуществлены. Блаженны верующие. Как правило, жизненный путь каждого человека предполагает, что рано или поздно наступает момент, когда нужно освободиться от  детских фантазий с их «сказочными богами» (родительскими фигурами, которые утешат и защитят)  и пройти пустыню реальности полную  скитаний, преград, разочарований, одиночества, приобретений, потерь и суровых испытаний. И здесь уже не спрятаться в воображаемых воздушных замках – нам приходится смотреть жизни в лицо, и лицо это не всегда приветливое. Может быть, кому-то и повезет найти оазис, но вокруг него — все та же суровая реальность. И вот мы идем по этой пустыне свободные от иллюзий с потерянным раем детства внутри, с обманчивой надеждой дойти, наконец, до счастья, которое, как выясняется у каждого свое…Не каждому удается пройти этот путь и встретить надежного попутчика, потому что совместная жизнь требует, прежде всего,  отказа от фантазий об идеальном «индивидуальном рае», когда ты № 1 в жизни…Как и любая утрата, расставание с детскими иллюзиями (о своей исключительности и всемогуществе)  – это маленькая смерть… Что-то умирает внутри тебя, когда потеря наивности и эгоизма входит в твою жизнь...



     «Любовь – это состояние, в котором ты можешь в большей мере быть самим собой благодаря другому человеку, тоже являющемуся самим собой» (К.Витакер).

Настоящая близость означает, что партнеры не стремятся улучшить друг друга, а учатся одобрять и поддерживать, стараются избавиться от проекций, далеко идущих ожиданий и расчетов, и ценят то, что есть. Настоящая близость заключается в том, чтобы не только радоваться, но, и быть готовым разделить ощущение неудачи, страха и надежды…

Отношения, и, особенно «брак — это длительный разговор, диалог» (Ницше). Чем дольше ты в нем остаешься, тем больше меняешься. Ради того, чтобы быть с кем-то, ради чего-то большего, чем ты сам …приходится учиться, иногда,  жертвовать личными интересами…

Выбор есть всегда. Если вы все еще в поисках идеального партнера (-ши), а лет вам этак за тридцать, то я думаю, самое время понять, что дело не в мужчинах (женщинах), которых вы встречаете на жизненном пути, дело в ваших ожиданиях, страхах и сомнениях. Самое время разобраться в себе, и, наконец осознать, что у каждого из нас есть Внутренний Травмированный Ребенок (иногда, даже целый детский сад), но, мы не дети. Мы – взрослые.

Это ребенок в нас всеми силами стремиться получить то, чего так и не получил или защититься от воображаемых угроз. Это ребенок в нас чувствует себя неуверенным, зависит от оценок других людей - а на самом деле сам себя не ценит. Потому что его не замечают. Вы не замечаете его в себе. Наш Ребенок в панике всецело сосредоточен на получении того, в чем он (или она) нуждается. Боль от унизительного обращения в детстве становится разрушительным поведением во взрослой жизни, мы чувствуем в глубине души себя потерянными в этом большом мире, пытаясь по-прежнему соответствовать ожиданиям окружающих. Мы хотим любить, доверять, но, из раза в раз оказываемся разочарованными…

"Одна из причин нашей «несчастливой» судьбы как раз и состоит в том, что мы позволили определять какой она будет нашему Травмированному Внутреннему Ребенку. Но, Ребенок просто не в состоянии справиться с жизненными трудностями. Именно он часто заставляет нас действовать глупо и неэффективно, обрекая на существование в сценарии Проигрывающего. Так может быть, проще и умнее вылечить нашего Внутреннего Ребенка, чтобы  он не только не мешал, но даже помогал нам на жизненном маршруте, который, конечно же, можно пройти и без помощи нашего Дитя — с холодной рациональностью взрослого или с занудливым морализаторством родителя. Вот только ни в том, ни в другом случае путешествие длиною в жизнь не доставит нам никакой радости, ибо она — в нашем Внутреннем Ребенке..." (С.Ковалев).



    До тех пор, пока мы держимся за фантазию о встрече с уникальным избранником, нам не приходится сталкиваться с разочарованием от того, что нам необходимо работать над собой и взрослеть. Романтическая фантазия ограждает нас от чувства страха, потому что не позволяет нам видеть и проживать жизнь такой, какая она есть. Мы редко осознаем, что наши любовные драмы и погони представляют собой паническое бегство от самих себя. Значительная часть работы по освобождению от страха взросления состоит в том, чтобы увидеть это бегство, понять, что мы давно не живем в ситуации, в которой ничем не можем себе помочь…




www.psyshans.ru

Теги: взросление, иллюзии, надежды, самодостаточность, взрослые отношения,
психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ПРО НЕ ЛЮБОВЬ

childrens-eyes-1914519__340.jpg


Про не любовь.

Нелюбовь к себе рождается из отношений ребенка со значимыми взрослыми. Эти отношения  были садо-мазоотношениями, в которых ребенок был назначен на роль «козла отпущения» . Ему постоянно, регулярно причиняли боль – физическую, психическую или и ту и другую.

Что становится с таким ребенком, когда он вырастает?

В худшем случае – Чикотило, Потрошитель, то есть маньяк, убийца, насильник, истязатель, мучитель.  Это означает, что психические защиты – расщепление, вытеснение, отрицание плохого отношения к себе – не выдержали и человек начал делать то, что делали с ним в детстве – убивать.

В лучшем случае защиты выдержали  и что? Человек справляется со своими «убийственными» импульсами и как-то сублимирует их в приемлемые для социума формы – становится патологоанатомом, хирургом и так далее.

О чем я хочу сказать? О том, что, если вам долгое время незаслуженно причиняли боль, то вы попытаетесь отыграть унижение и причинять боль другим.  Так или иначе, в той или иной степени человек опять попадет в садо-мазоотношения.

Если он психопат – нарцисс он будет откровенно причинять боль и получать от этого осознанное удовольствие.

Если  у человека  сильна совесть, он  будет чаще нападать на себя, но при этом и другим   он  тоже будет периодически  причинять боль.

Если совесть очень сильна, то человек нападает на себя, истязает себя(нападает на свое тело- психосоматика) и тем самым пассивно истязает тех, кто рядом, особенно тех, кто его любит и хорошо к нему относится.

Это приносит временную разрядку, снижение уровня психической боли от раны, полученной в детстве и связано с чувством удовлетворения(удовольствия). То есть человеку не доступно удовольствие в чистом виде, от  чего-то хорошего(как у всех), а удовольствие приносит небольшое облегчение боли путем причинения боли другому или причинения боли себе.

Удовольствие также переживается от разрядки чувства униженности «жертвы» путем превращения ее в «палача» . Бессилие отступает и приходит ощущение власти.

Но это удовольствие  извращенно(перверзно), жалко, потому что принцип его в самоповреждении –  назло маме «отморожу уши».  Человек повреждает психику другого человека, повреждает отношения, в которых находится  - или партнер начнет болеть, или возникает угроза, что партнер  ответят тем же, то есть  утрачивается безопасность в отношениях. Либо человек повреждает себя, то есть возникает угроза его здоровью, и это тоже приводит к утрате  безопасности.

Каков же выход из садо-мазоотношений?

Выход в оплакивании той боли, которую человеку  причинили. Только так  можно  что-то сделать со своей болью. Только так  можно  исцелиться.

Даже, если  тот, кто причинил боль будет казнен, все равно это не принесет облегчения, пч все равно придется иметь дело с чувствами  утраты . А, когда мы пережили утрату , нам остается только одно – плакать.

В Америке на публичные казни приглашали родственников потерпевших, и они(родственники) ожидали, что после приведения приговора в исполнение, им станет легче. Но, как ни странно, после казни, родственники потерпевших впадали в депрессию.

В конечном итоге «жертва» должна понять, что она пострадала от «жертвы», потому что, человек, нанесший ущерб, сам в этот момент страдал. Только страдающий человек причиняет боль. Счастливый человек не причиняет никому боли, он благодарит.

Если  «жертва» придет к состраданию, она почувствует себя свободной.

А что тот, кто причинил боль  будет делать со своей болью – это его забота.

Сострадание – единственная концепция расширения сознания.  К нему приходят через понимание и оплакивание своей боли. Через это мы можем понять мотивы «преступника»  и отпустить эту ситуацию.

Для нашего ума это парадокс. Кажется, что, если ты голоден, то надо утолить голод. Если тебя унижали, то надо унижать - это спасение. Если тебя били, то надо бить – это спасение. Если тебя убили морально, то надо убить – это спасение.  И, главное, это и правда приносит временное облегчение страдающей душе.

Но исцеление в другом – в оплакивании. Горе должно испепелить и после этого человек, как птица Феникс может восстать из пепла и снова стать способным жить и любить.

Это главная трудность в психотерапии.  Так как «жертвы» не смогли вырасти, «созреть» психически, то их реакции остались детскими – в ответ на фрустрацию они злятся и мстят, в то время, как взрослый человек  в ответ на фрустрацию(утрату, разочарование) злится, а затем , через какое-то время печалится(переживает скорбь, горе) . Тем самым  он оставляет ситуацию позади и готов идти дальше,  а жертва застревает и ходит  по кругу.

Ирина Ситникова - психотерапевт.

www.psyshans.ru

Теги: любовь, садо-мазоотношения, боль, отношения, детско-родительские отношения, взрослые отношения,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ПРО ЛЮБОВЬ К СЕБЕ

18162_700x469.jpg

www.psyshans.ru

Про любовь к себе.

Куда же исчезает любовь к себе и как ее вернуть? Она именно исчезает. Почему некоторые люди знают только, как любить кого-то, и не могут поставить на первое место себя?

Ребенок рождается с готовностью любить и, чтобы его любили. И он знает, как его должны любить. А потом из этого ребенка вырастает взрослый, который не знает, что такое любовь к себе и спрашивает – как научиться любить себя?

Мать, которая эмоционально не может включиться в ребенка, не может его любить. Кроме того такая мать сама нуждается в любви. Это мать, которая рожает ребенка для себя. Не для него самого, а для себя. Она хочет, чтобы ее любили, ей отдавали, о ней заботились.

Если ребенка, который полностью зависит от взрослых(то есть находится на уровне выживания), не любят, это сильно нарушает его безопасность. Для него важно, чтобы его любили,именно это создает безопасность.

Если ребенка не любят, он начинает любить родителей изо всех сил. Чем больше ребенка отвергают, тем больше он борется за любовь, чтобы почувствовать безопасность. Эта любовь к родителю приводит к целому спектру отказа от себя – отказ от своих потребностей( и удовлетворение чужих) ;забота, в первую очередь о другом; заискивание; ребенок становится «удобным» как кресло или диван , на котором можно комфортно расположиться; вплоть до полной самоотдачи, самоотречения.

Теперь в центре его вселенной находится не он сам, а «другой». От него именно этого ждали, требовали. Кроме того, он интуитивно почувствовал, что это единственное условие его выживания. Отклонение от этого условия, грозит санкциями – отвержением; гневом; наказанием.

Однажды я ездила с какой-то экскурсией и видела такую сцену. Мама с ребенком, девочкой лет пяти. Как только девочка отходила от матери или начинала что-то разглядывать, то есть как-то отвлекалась от матери, та возвращала ее внимание, усаживала где-нибудь и начинала читать ей нотацию – я для тебя поехала на эту экскурсию, а ты так себя ведешь…. Причем я так ни разу и не услышала, чем именно недовольна мать, она просто не говорила об этом, не говорила, что именно девочка делает не так. Девочка просто сидела и с отупевшим видом слушала мать, не задавая вопросов.
Потом девочка опять включалась в экскурсию, «оживала» и мать тут же повторяла экзекуцию.

Такой ребенок вырастет и не будет иметь ни малейшего представления о том, что значит любить себя. Он просто не поймет о чем речь, так как давно перестал осознавать , что не является центром своей вселенной.

Более того, любые попытки вернуть себе свое законное место, будут вызывать в нем бессознательные приступы тревоги – любить себя опасно, это грозит отвержением, утратой безопасности, смертью.

И то, что он итак не «живет» в полном смысле этого слова им не осознается. Этот парадокс не доступен психике, его сумасшествие полностью скрыто от него. Доступно только страдание – что-то не так, а что именно не понятно.

Я бы хотела, как всегда предостеречь моих читателей от осуждения таких матерей. Надо понимать, что они сами психологически не здоровы. Их безопасность тоже была сильно нарушена и они до сих пор сами находятся на уровне выживания, борются за свою жизнь.

Процесс психотерапии в таких случаях сложен и долог. Но результат того стоит. Заканчивается этот процесс тем, что человек становится точкой в центре окружности под названием "Я". Я ЕСТЬ. Затем идет следующий круг - муж, затем еще одна окружность - дети и так далее.....

Ирина Ситникова - психотерапевт.

Теги:

Ребенок, Любовь к себе, Путь к себе, Психолог онлайн, Психолог бесплатно, Психотерапевт онлайн,  Консультация психолога, Помощь психолога, Частный психотерапевт, Помощь семейного психолога, Психологическая помощь, Ищу психолога, Ирина Ситникова психолог, psyshans, Психолог депрессия, Ищу психолога, Нужен психолог

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... 28 След.
Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru