БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Август 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30 31    

Стыдно показать, что стыдно. Амплифицированный стыд: как вернуться в жизнь

Стыдно показать, что стыдно. Амплифицированный стыд: как вернуться в жизнь (часть 2)

Автор Елена Митина

Эту статью я пишу в продолжение темы о чувстве стыда, и хочу рассмотреть те психологические защиты, которыми мы пользуемся, чтобы стыд не чувствовать и не распознавать.

Дело в том, что токсический стыд является довольно сложным и неприятным переживанием, которое, скорее, во многом нас ослабляет, чем укрепляет. То есть останавливает, делает нас менее уверенными. А быть слабыми и неуверенными тоже может быть очень стыдно!

Вот такой вот каламбур. Этот феномен называется амплифицированнымстыдом - то есть двойным, удвоенным, или еще называют стыдом (страхом) стыда.

Естественно, что переживание удвоенного стыда еще сильнее, чем стыда «одинарного», и организм пытается с этим диким напряжением справиться. Вот и формируются мощные психологические защиты.


Почему появляется «двойной стыд»? А очень просто. Если родители стыдили ребенка, во-первых, за что-то конкретное (тупой, неправильный, слабый), при этом, когда ребенок впадал в ступор, замирал, ему говорили: что ты стоишь? Давай работай (двигайся, шевелись, думай). И ребенок на телесном уровне ощущал, что ему даже стыдиться и замирать не положено, что за такую реакцию он также плох.

На самом деле, если мы можем почувствовать и осознать, хоть и токсический, но стыд, это уже полбеды! Это значит, что мы можем с ним иметь дело, говорить о нем, как-то проживать его.

Намного сложнее обстоят дела у  людей, которые свой токсический стыд не осознают. Те, которые как раз и попадали в такую ситуацию «стыжения за «торможение». И, таким образом, они вообще не имеют никакого влияния на собственное переживание. Оно закрыто.

Стыд является нашим союзником, когда мы его осознаем и уважаем. Стыд превращается в нашего врага, когда мы пытаемся его избежать и не замечать.


Отрицание стыда

Один из способов избегания переживания стыда, которому мы учимся - его отрицание. Помните, как в анекдоте: «Я не укакался, я не укакался!»... «Это не я, это не я!».

Мы пытаемся убедить в этом себя и других людей. «Ну и что здесь стыдного? Все нормально! Мы же люди!». Здесь может включаться еще и рационализация - "подтягивание" логических фактов и аргументов под ту цель, которой следуем (отрицать стыд). «А соседка тоже родила в 15!» (стыдно родить в 15). Или «А вот в некоторых странах мира отрыжка считается благодарностью хозяйке за вкусную еду!» (стыдно отрыгивать за столом).

Но, естественно, это все не помогает напрямую избавиться от стыда, только на время может перенаправить внимание, а чувство будет возникать вновь и вновь, сознавание и принятие себя в нем не наступит.

Подавление (контроль) стыда

Когда мы подавляем стыд, мы как бы пытаемся создать для себя иллюзию, что все хорошо, и мы ничего не нарушили. «Этого нет». Мы просто игнорируем ситуацию, где почувствовали стыд, уходим из нее молча. Наверное, вам встречались люди, которые говорят «Я больше не хочу об этом разговаривать». Или просто ничего не отвечают. Молчат и переводят разговор в другое русло. Конечно, причины таких реакций могут быть разными, но очень часто они спровоцированы именно подавленным стыдом.

В этом процессе есть много несвободы. Если мы что-то игнорируем что-то, мы не можем это изменить, мы никак не властны над ситуацией. Единственный путь - это просто терпеть и уходить, при этом теряя выбор возможностей, переживая ограниченность и несчастье. Многие отношения не могут продвигаться дальше, поскольку люди вот так останавливают себя подавляемым стыдом. И это все, точка, об этом уже не поговоришь. Это мертвое место.

Самоусовершенствование как избегание стыда

Очень умнО избегать стыд, путем развития в себе таких качеств, за которые просто нечего стыдиться!

Например, если стыдно плохо пахнуть - накупить кучу дезодорантов, разного рода отдушек, мыться по три раза на день. Если стыдно быть «тупым» - начитаться умных книжек, заучить цитаты известных поэтов и бравировать ими в обществе!


Именно очень «правильные» люди внутри себя сильнее всего стыдятся и не осознают этого переживания. Вся жизнь уходит на то, чтобы становиться лучше, они вкладываются, много работают для этого. И, конечно, достигают успехов! Ведь такая хорошая мотивация! А плата за это все - отсутствие расслабления, выдоха, точки полного блаженства. Такая жизнь часто вынуждает принимать химические вещества (алкоголь и т.д.), чтобы хоть как-то себе это расслабление обеспечить, чтобы притупить постоянное, никуда не исчезающее напряжение. Формируется зависимое поведение.

Высокомерие

Я выделила в отдельную категорию, хотя можно было бы причислить и к самоусовершенствованию. Высокомерие - это попытка спроецировать «непристойные» действия на окружающих, при этом выразив к ним свое «фэ». «Ох, эти люди, они такие свиньи!». На самом деле человек, который это говорит - очень стыдится своей «свинской» части личности, но она является у него отщепленной, не присвоенной частью, поэтому и проецируется на окружающих.

Бесстыдство

Есть люди, которые ведут себя очень эпатажно, провокативно, бесстыдно. Как бы показывая всем: «Вот, я так могу, ну и что!». И бывает так, что это поведение является контр-стыдом. То есть, чтобы победить внутреннее напряжение, мы решаем взять и сделать что-то стыдное, даже еще больше! Как бы что-то доказываем, восстаем против рамок, которые непременно чувствуем.

Беда в том, что это лишь защита, и кроме признания и проживания стыда по-настоящему, стыд ничто не лечит...

Терапия чувства токсического стыда и амплифицированного стыда

Этот раздел - как глоток свежего воздуха после написания текста про защиты! :)

Ведь невозможно описывать их, не переживая.

Здесь я расскажу, как работает психотерапия с тематикой стыда.

Психотерапевт - это некоторая вертикальная фигура, которая часто олицетворяет роль матери или отца (или обе роли) для клиента. Конечно, терапевт не становится реальным родителем клиенту (хотя, иногда можно услышать - "почему ты не моя реальная мама?"), он лишь выполняет эту функцию для него в фиксированное время и за определенную оплату.

Так вот. Стыд лечится принятием. Стыд стыда - еще большим принятием в его «распаковывании» и проживании.


Если упрощенно, то ребенку, который стал таким напряженным взрослым, катастрофически не хватало принятия от родителей. Что это такое? Во-первых, контейнирование родителями его действий и чувств. То есть, когда родитель не спешит как-то оценивать и реагировать на проявления ребенка, а просто присутствует рядом с ним. Ребенок в это время чувствует, что его принимают таким, какой он есть.

В терапии постепенно удается реализовать этот опыт. Хотя, это очень сложная работа, ведь с непривычки клиенты это принятие обычно отплевывают, и долго ему не доверяют. Необходимо много попыток проживания реального опыта принятия себя другим, чтобы потихоньку начать доверять и, наконец, поверить, что все это - мне, я не ослышался и не ошибся.

Именно поэтому  индивидуальная психотерапия в таком случае должна быть средне или долгосрочной, расслабление происходит "капельным путем", очень постепенно. Но зато прочно встраивается в опыт и служит всю жизнь! Тем людям, которые обнаруживают в себе травматику, связанную со стыдом, очень рекомендую также групповую терапию. Ведь группа - это модель социума, и там наверняка проявятся все способы обхождения со стыдом и защиты от него, которые работают каждый день в обычной жизни. А рядом - небезразличные и профессиональные ведущие группы, с удовольствием поддерживающие исследование темы стыда в жизни каждого участника!

www.psyshans.ru


Теги:стыд,бесстыдство, высокомерие, избегание стыда, ребенок, индивидуальная психотерапия, психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Замереть, чтобы исчезнуть. Когда стыд отбирает жизнь.

Замереть, чтобы исчезнуть. Когда стыд отбирает жизнь (часть 1)

Автор Елена Митина

Стыд отличает нас от животных и делает людьми. Стыд актуален, если мы живем в обществе. Если мы одни на необитаемом острове - вопрос стыда будет мало нас беспокоить.

Прежде всего, стыд обеспечивает остановку. Представьте, как работают тормозные колодки в автомобиле. Колеса крутятся, крутятся и тут что-то механически начинает их тормозить, некоторое статическое приспособление, постепенно давящее на колесо и заставляющее сбрасывать скорость, проще говоря - мешающее ему крутиться.

Примерно так работает чувство стыда в организме человека - оно останавливает активность, вызывая некоторое онемение, напряжение мышц - блокирующее движение вперед, возбуждение и агрессию.

Стыд как бы сообщает нам, что есть какие-то полезные, хорошие действия и формы жизни среди людей, а есть - не полезные, неценные, «плохие».


Именно благодаря чувству стыда мы ведем себя «прилично». Мы можем создать общество, границы, системы, принципы, иерархию и т.д. Мы знаем, в каких рамках должны быть, как проявляться, чтобы быть принятыми другими людьми, чтобы оставаться с ними в отношениях и получать защиту и поддержку.

Мы не выходим на улицу голыми, здороваемся, выполняем правила приличия. В театре, к примеру, отключаем мобильный телефон. Соблюдать это нам во многом помогает именно чувства стыда, которое основывается на переживании некоторой собственной «хорошести» и уместности в обществе.

Все, что описано выше касается сугубо регуляторного, то есть здорового чувства стыда человека.

Нездоровый или токсический стыд

Когда мы растем, как и за что стыдиться мы узнаем, прежде всего, от родителей. Где та «мера» стыда, которая поможет остаться в обществе людей, при этом не помешает жить и удовлетворять свои потребности.

Но очень часто со стыдом бывают сильные перекосы. И родители приучают своих детей стыдиться гораздо больше, чем нужно. Тогда в жизни такого человека могут наступить самые, что ни на есть, тяжелые времена. Ведь он не может в полной мере удовлетворять свои потребности, его организм начинает замирать там, где можно жить, останавливаться там, где дорога открыта.

Токсический стыд проявляется в таких ситуациях, когда головой понимаешь, что вроде бы все нормально и ничего страшного нет, но почему-то «рот открыть» не можешь.


Не можешь что-то кому-то сказать. Не можешь подойти к девушке и познакомиться. Не можешь попросить. Просто тело как бы не пускает туда, хотя голова понимает, что очень хочется...

Виды стыда

Стыд можно разделить на категории:

1. Конфлюэнтный.

От слова «конфлюэнция» - слияние. Есть такие семьи, где все построено на слиянии. То есть, чтобы выжить вместе, мы должны быть одинаковыми - одинаково себя вести, думать, обустраивать жизнь, одинаково хотеть и чувствовать. Если кто-то «выбивается» из общей массы - это тревожный знак, ведь система может развалиться. Примером такой конфлюэнтной семьи есть бывшее советское общество, где люди получали одинаковые зарплаты, ходили в одинаковой одежде и даже одни и те же ключи подходили к разным квартирам (как было показано в полюбившемся многим фильме Эльдара Рязанова).

В конфлюэнтных семьях развивается конфлюэнтный стыд - то есть стыд быть собой. Ведь помимо того, что мы все похожи друг на друга, мы еще и все очень разные. И у нас могут быть совсем разные потребности в разные моменты времени. Но конфлюэнтный стыд не дает нам почувствовать свою автономию, нам нужно быть такими, как другие, чтобы не быть отвергнутыми ими. Иначе - мы будем переживать мучительное чувство ужаса от собственной неуместности и страх отвержения.

Стыд сильно связан со страхом отвержения. Если мы очень боимся быть оставленными и брошенными, мы непременно будем стыдиться собственной инаковости и неудобности для других


2. Интроективный стыд.

Если конфлюэнтный стыд имеет диффузный характер, то есть мне стыдно в принципе за то, что я есть такой, то интроективный стыд более локален. Он связан с некоторыми стереотипами, правилами, установками (интроектами), которым нас научили. Собственно, эти установки хорошо выявляются под словами «нельзя» и «надо», которое часто любят говорить мамы и папы. «Нельзя говорить плохие слова», «нельзя кричать на маму», «нельзя шуметь», «надо быть послушным, тихим», «надо слушаться маму», «надо хорошо себя вести» и т.д. Интроективный стыд всегда привязан к предметам, событиям, обстоятельствам. Его можно перестать чувствовать, изменив форму поведения - то есть, перестав как-то себя «плохо» вести или начав что-то делать «хорошо» соответствовать (интроекту). Перестал, к примеру, кричать на маму - все, молодец, от стыда избавился!

3. Проективный стыд.

Этот вид стыда связан не столько со смысловой нагрузкой, сколько с его носителями. К примеру, встречаем мы кого-то, и нам кажется, что именно этот человек точно будет нас за что-то осуждать. Мы этого, конечно, наверняка не знаем, но чувство стыда испытываем. Как два подростка, которые закрылись в комнате и целуются, могут фантазировать и боятся, что «кто-то» зайдет и будет их стыдить, останавливать, осуждать. Здесь работает механизм проекции - основной, по сути, на котором построена работа психики. Только то, что есть внутри нас мы можем видеть во внешнем мире. Если мы откуда-то знаем (интроективный стыд), что целоваться в комнате нельзя, то мы будем проецировать это знание на тех, кто может зайти и увидеть. И конечно, переживать при этом некоторую остановленность - замирание в теле, сбой в дыхании.

4. Ретрофлексивный стыд.

От слова ретрофлексия - «поворот на себя» то есть обращение выданной организмом энергии назад, в себя. В принципе, любой вид стыда можно назвать ретрофлексивным, поскольку этому чувству свойственна остановка энергии и накопление ее в теле. Но здесь этот вид выделен для того, чтобы подчеркнуть возможные последствия сильного стыжения, выраженного в соматизации, болезнях, а порой - дезорганизации психической деятельности. К примеру, панические атаки - хороший вариант последствий ретрофлексивного стыда, когда стыда настолько много, что организм реагирует сильными телесными реакциями.

Чего мы стыдимся больше всего

Когда я работаю с клиентами, то каждый в какой-то момент приносит свою «историю стыжения». Мы скрупулёзно и внимательно разбираем ее детали. Во многих случаях я слышу похожие темы, чего часто стыдятся женщины, а чего - мужчины. Здесь я выделила основные моменты, за которые чаще всего стыдят и от чего мучаются люди. Безусловно, что у каждого - свои оттенки, особенности. Это довольно грубые обобщения, которые возможно, смогут помочь вам где-то увидеть себя.

Стыд неудачи (ошибки, провала)

Наверное, это самая популярная тема для переживания стыда, возможно, в жизни каждого человека имеется такой опыт - когда было стыдно за то, что где-то дал слабину, не успел, не смог, не выполнил, не победил...

Стыд неудачи часто свойственен мужчинам, но и многие женщины могут страдать от него.

Стыд провала обычно связан с требованиями, которые мы себе предъявляем. И если эти требования слишком жесткие, завышенные, то мы непременно будем чувствовать дикий дискомфорт от их невыполнения, а также страх вообще чем-либо заниматься, страх вновь пережить это сильное чувство ничтожности.


Актуализированный стыд неудачи проявляется у тех людей, от которых в детстве ожидали более быстрого развития, чем ребенок мог предоставить. Эта частая ловушка родителей, когда ценностью является рост и развитие (как фактор здоровья), и соответственно - не-ценностью - простое «топтание на месте» или же просто присутствие ребенка в какой-то точке какое-то время. Именно из тревоги о риске недоразвитости мамы отдают еще совсем маленьких детей в садики, школы, на курсы развития. И тем самым оказывают своим детям медвежью услугу. Ребенок начинает учиться предъявлять к себе более высокие требования, чем он в этот момент времени может обеспечить.

Во взрослом возрасте такой человек боится остановок, боится неудач, боится затормозиться, выдать худшие результаты. Ведь за это мама его отвергала, она тревожилась и не позволяла ему просто быть таким, как получается. Нужно было все время идти вперед.

Стыд сексуального возбуждения

«А Верка-то из пятого подъезда, точно проститутка!». Возможно, каждый из нас хоть один раз в жизни слышал что-то подобное от престарелых тетушек на лавочках во дворе.

Эта история - яркий пример нереализованного сексуального возбуждения этих женщин. Ведь признать свое возбуждение - очень стыдно, легче и безопаснее спроецировать его на молодую соседку.

Стыд сексуального возбуждения свойственен людям из постсоветского общества - и мужчинам, и женщинам.

Мы на клеточном уровне знаем: переживать сексуальное возбуждение нельзя, а быть замеченным в возбуждении - смерти подобно!


Если вдруг у меня родилось возбуждение к женщине - я должен непременно заняться с нею сексом, а если это сейчас невозможно - подавить в себе любое к ней притяжение, сбежать, исчезнуть, окаменеть!

Токсический стыд собственного сексуального возбуждения возникает из первого опыта отношений между мальчиком и мамой, девочкой и папой. Если ребенка стыдили и отвергали (сторонились) за первые детские попытки реализовать свое возбуждение к взрослому противоположного пола, он будет также стыдится в отношениях с другими мужчинами и женщинами.

Например, мама, заметив, что у сына уже начинает происходить эрекция, отдаляется от него, перестает всячески прикасаться, боится даже подходить близко. При этом мальчик может глубоко обижаться, считывая такое отвержение и всячески подавлять свое сексуальное возбуждение (оставаться маленьким мальчиком), чтобы быть принятым и близким к маме.

Или девочка, проявляя интерес и заигрывая с папой, может натыкаться на «замороженное» состояние отца, который начинает очень сильно напрягаться и пытаться как-то избежать и увильнуть от неприятного сочетания стыда и возбуждения к собственной дочери. Отец становится очень формальным, строгим, неспособным на нежность и тепло. Девочка понимает: свое возбуждение нужно скрывать, себя держать в рамках, при этом чувство глубокой обиды, непринятия не покинет ее и в отношениях с ее будущими мужчинами. «Нельзя быть возбужденной женщиной рядом с мужчиной» - вот такой плачевный итог этой подсознательной установки.

Часто, именно такие пристыженные в возбуждении мужчины и женщины создают пары. Им просто безопасно вместе - они оба стыдятся одного и того же и поэтому очень заботятся о том, чтобы обходить «стыдные места».


При этом каждый может чувствовать свою внутреннюю неудовлетворенность и пытаться смотреть «на сторону», на других женщин и мужчин. Или удовлетворяет свой интерес где-то в виртуальной реальности - например, просматривает порнофильмы, где можно хоть как-то слиться в переживании возбуждения с актерами и позволить себе, наконец, в полной мере переживать свое собственное.

Стыд быть слабым - морально и физически

Нельзя быть слабым. Слабые - физически и морально - люди никому не нужны. Если ты заметил в себе слабину - ее нужно срочно преодолеть и обязательно скрыть от других!

Это очень жестокие и кощунственные установки. Они часто преследуют мужчин, но свойственны и женщинам.

Показать свою уязвимость - страшно. Этому учат нас наши родители, которых воспитывали их родители, пережившие войну. А там действительно нельзя быть слабым. Убьют.


Вся досада в том, что стыд собственной слабости оставляет нас в глубоком одиночестве - без поддержки, ласки, сочувствия, тепла, опоры - когда это все как раз очень необходимо нам! Это как оставить больного гриппом без чая, лимона, теплой постели, а заставить идти на улицу и работать. Часто люди, стыдящиеся собственной слабости, очень быстро выгорают, не замечая и не уважая собственных ограничений, - они фактически убивают себя.

Стыд быть отвергнутым другими

Получить отвержение, услышать в ответ слово «нет» - именно этого мы может очень сильно бояться и стыдится. Как будто бы после отказа и отвержения наша личная ценность как-то рушится, мы уже не можем быть такими, как были прежде, мы становимся хуже, неважными. Поэтому, боже упаси, этот отказ получить. Я лучше никогда не спрошу, никогда. Только бы не услышать ответ «нет»...

Если меня отвергают, значит, я плохой и непопулярный. А должен ведь нравиться всем, быть идеальным для всех!


Если я хочу быть принятым, я должен быть каким-то уникальным, нужным, важным для всех вокруг. Ну, прямо как стодолларовая купюра!

Правда в том, что невозможно всегда всем целиком и полностью нравится. И отвержения во взрослой человеческой жизни, на самом деле, много. Иногда, испытывать стыд за то, что тебя отвергли, - это попытка защититься от более тягостных переживаний - обиды, тоски, боли, печали, бессилия.

www.psyshans.ru



НАПРОСИТЬСЯ НА ПОГЛАЖИВАНИЕ....ПОЧЕМУ ЭТО ТАК СЛОЖНО?

Напроситься на поглаживание... Почему это так сложно?

Автор: Дмитрий Вострухов

*К статье внизу есть мой комментарий - взгляд психоаналитического психотерапевта.

Напроситься на поглаживание - это хорошо или плохо? Почему мы иногда запрещаем себе просить о знаках внимания, комплиментах и признании со стороны других?

Поглаживание – это обобщенное название для любого поведения, подтверждающего присутствие другого человека. В трансактном анализе это одно из фундаментальных понятий. Название говорит о том, что корни идут из нашего детства, где в буквальном смысле прикосновение к ребенку имеет огромное значение.

Но контакт не обязательно может быть физическим.
В повседневной жизни в качестве поглаживания может быть любое проявление знака внимания или признания чьих-то усилий. Например, женщина сделала новую прическу и пришла на работу, ожидая, что это заметят, похвалят и скажут несколько приятных слов.

Или ребенок пришел из школы с довольным видом, протягивая родителям дневник с пятеркой. А кто-то выложил новое фото в инстаграм и ждет с нетерпением лайков от поклонников.

Кстати, то же самое можно сказать и про авторов, которые пишут статьи – они тоже хотят получить поглаживания в виде лайков (и автор данной статьи не исключение). И вообще, мне кажется, более современное слово для поглаживаний – это и есть лайки!))

Человек нуждается в поглаживаниях. Причем ОЧЕНЬ сильно. Гораздо сильнее, чем это может быть заметно со стороны. Приверженцы трансактного анализа по этому поводу сказали бы, что потребность в поглаживаниях (или лайках) – это причина того, что люди создают и играют в психологические игры.



Женщина не просто так делает новую прическу. Ребенок решает примеры, учит параграфы и тянет потом руку, чтобы выйти к доске, тоже не просто так. Новые фото в инстаграм появляются тучами каждый день и час снова не просто так. И, конечно же, авторы пишут статьи, глубоко в душе надеясь и ожидая…сами догадываетесь чего.

Потребность в поглаживаниях – базовая. И «напрашиваться» на их получение кажется совершенно естественным. Но!


Очень часто имеет место запрет на просьбу о поглаживаниях. Человек запрещает себе делать это. Вот некоторые примеры:
  • Напрашиваться на комплимент стыдно…
  • Хвалиться и рассказывать о своих успехах неприлично…
  • Просить повышения зарплаты нехорошо…
  • Вот еще буду я лишний раз рассказывать, какой (какая) я хороший (хорошая)…
Основной внутренний протест заключается в нежелании просить.

Вспоминается поговорка «не верь, не бойся, не проси».

Но ведь она несколько из другого контекста. Тюремного контекста. Окружения, в котором эти принципы действительно помогают выжить и НЕ ухудшить своего положения.
«Не верь» - потому что не стоит доверять никому, иначе тебя сдадут быстро и с удовольствием.
«Не бойся», иначе чувство страха переведет тебя в позицию жертвы, и тогда не избежать насилия.
А «не проси», так как позиция просящего очень уязвима и дает другим способы манипуляции им.

Поэтому многие очень не любят просить. Ни комплиментов, ни о поддержке, ни о признании. Они боятся оказаться слабыми или попасть в зависимую позицию жертвы.

Конечно же, есть и те, кто просит о поглаживаниях или намекает на них чаще, чем это может показаться.

Видимо поэтому проще сыграть в игру, чем просить откровенно и в лоб. Сделать новую прическу. Получить пятерку. Выложить новое фото. Написать статью…

Но стоит внимательно прислушаться к себе и задать вопрос:

«Не запрещаю ли я себе просить других о поглаживаниях?»

Любой запрет – это убеждение, ограничение, установка.
Часто что-то могло достаться нам «в наследство» от родителей и значимых других. Например «стыдно хвастаться», «нехорошо хвалиться», «неприлично много рассказывать о себе». Занимаясь личной терапией, был сильно удивлен, когда у меня «всплыли» подобные запрещающие установки.

Просить о поглаживаниях нормально и естественно. Это одно из главных качеств, если мы хотим вернуться к истинному себе, обрести целостного, настоящего себя. Иначе мы раскалываемся на две половинки. Одна хочет внимания, комплиментов и признания. А другая запрещает этого хотеть.

Возвращаться к себе никогда не поздно!
А еще это может быть легко и приятно.

www.psyshans.ru


*Мой комментарий, вернее дополнение в качестве более глубокого взгляда на проблему неумения просить "поглаживаний" состоит в том, что есть еще одна причина отказа просить - человек реально вырос в "тюремных условиях" (что может и не осознаваться в силу действия защитных механизмов) ненависти вместо любви.

Отсутствие любви в семье, в которой живет ребенок, часто вызывает ощущение тюрьмы, так как там, где нет любви есть власть, давление, принуждение, манипуляция и разные виды психологического и физического насилия. И ребенок не может покинуть семью, пока не вырастет, он зависим, поэтому от чувствует себя в ловушке, в клетке.

Один мой пациент назвал такие условия выживания  "психологическим гетто"




Метки: Застенчивость, Коммуникации, Неуверенность в себе, Стыд, Нерешительность,
психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

КАК ЛЕЧИТЬ СТЫД? ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ

lechenie-styda.jpgКак лечить стыд? Инструкция для психотерапевтов.

Автор: Кошулько Наталия Анатольевна

Лечение стыда очень сложный и кропотливый процесс.
В чем состоят сложности?
Во-первых: клиенты плохо распознают свой стыд.
Во-вторых: клиенты склоны прятать свои стыдящиеся части.
В-третьих: лечение стыда очень медленный процесс.
Но, несмотря на трудности, стыд – излечимое состояние.  

Психотерапевт Роналд Поттер-Эфрон выделяет пять стадий работы со стыдом.
 
1. Необходимо создать безопасную обстановку, чтобы клиент мог раскрыть свой стыд  
Ничего полезного не произойдет пока между клиентом и терапевтом не установятся доверительные отношения. Как правило на первых этапах терапии клиент предъявляет не самые стыдные для него темы.
 
2. Принять этого человека с его стыдом
Когда клиент делится постыдной информацией, терапевт должен удержаться от желания отговорить его стыдиться. Для терапевта важно умение принимать клиента в его стыде, как бы говоря: "Да я вижу твой стыд и то, чего ты стыдишься, но я с тобой и тебя не брошу".
 
3. Исследовать источники стыда
Цель этого этапа – помочь клиенту понять, что его стыд порожден установками других людей, а не реальной ситуацией.  

4. Поощрять клиента усомниться в его представлениях о себе, проверять обоснованность стыдящих посланий Предыдущие стадии важны для того, чтобы клиент обратился к образу самого себя. Какой он на самом деле? Надеемся, что клиент сам начнет его исследовать. Задача терапевта поддерживать эту тенденцию и подвергать сомнению обоснованность посланий, которые клиент получал от других людей. Например, Как мать узнала, что вы так ужасны? Я не вижу ничего порочного в вас. А вы?  

5. Поддержать изменения в представлении о себе, которые формируют здоровую гордость
Клиент перестает воспринимать себя как непоправимо дефективную личность. Появляется идея, что он «достаточно хорош» - это ведет к формированию реалистичной гордости.
Это процесс медленный. Поэтому иногда клиент будет заваливаться обратно в стыд.
Задача терапевта поддерживать здоровую часть личности.    

Пример работы со стыдом  Роналда Поттер-Эфрона из его работы «Стыд, вина и алкоголизм»  

«Линда - сорокалетняя дочь отца-алкоголика и "сумасшедшей" и склонной к физическому насилию матери. Ребенком ее регулярно били и унижали. Она стала настолько глубоко стыдиться, что чувствует себя беспомощной в изменении своей нынешней жизни с химически зависимым мужем.
После шести месяцев терапии она прогрессировала до точки, в которой смогла присоединиться к терапевтической группе.
Одно вводное упражнение, которое я использовал, называется "Маска". В этом упражнении клиентов сначала просят нарисовать свои маски - образы, которые они хотят, чтобы видели другие. А затем -персону, находящуюся под маской. Как только Линда нарисовала эту персону, она очень возбудилась и внезапно покинула комнату, убежав в туалет с приступом тошноты.
Ей хватило смелости вернуться, но она отклонила мое приглашение поделиться тем, что произошло, с группой.

Стадия первая: безопасность и раскрытие

Линда находилась в новом окружении, в котором чувствовала себя слишком уязвимой,- чтобы раскрыть свой стыд. Она нуждалась в подтверждении, что я не буду пытаться заставлять ее говорить об этом сейчас. Я сделал это невербально, но затем предложил ей остаться после сессии, потому что я не хотел, чтобы она уходила такой напуганной и устыженной.
Наедине Линда показала мне, что случилось: "реальная" персона под ее маской спонтанно развилась в рогатую сатанинскую фигуру. Линда смотрела на себя, как на дьявола - образ, характерный для многих стыдящихся индивидов.

Стадия вторая: принятие

Линда была шокирована, поскольку не ожидала, что ее стыд выйдет на поверхность так быстро и с такой силой. Также она узнала этот внутренний образ; он ощущался как совершенно правильный и знакомый, хотя она не знала, почему. Она должна была объяснить мне специально, почему чувствовала себя подобной Сатане, испорченной и бесчеловечной.
Моей ролью в течение этой фазы было поощрять ее откровенность, не допуская, чтобы она стала настолько презирать себя, чтобы я мог потерять контакт с ней. Я должен был сдерживать сильное желание уменьшить наш дискомфорт, бросившись ей на помощь до того, как мы реально встретимся с ее стыдом.  

Стадия третья: исследование

Я вслух поинтересовался, кто бы мог сказать Линде, что она - дьявол, кто приделал рога к ее голове? К моему удивлению, Линда немедленно вспомнила то, что вытесняла тридцать лет; на протяжении нескольких лет до и после пубертата ее мать, избивая, многократно называла ее дьявольским отродьем.
He имея возможности сопротивляться, она инкорпорировала эту уверенность в сердцевину своей идентичности, вытеснив ее источник. Она не могла сомневаться в этом, потому что данное послание было недоступно для нее на сознательном уровне.  

Стадия четвертая: вопросы и сомнения

К счастью, Линда достаточно долго работала над понятием о себе, чтобы она могла начать сомневаться в этом образе сама. Часть ее была разгневана и до сих пор не полностью принимала то, что она ужасна. Ободряемая мной, она позволила мне перечеркнуть дьявольские рога на ее голове, посмотрела на оставшийся образ нормальной женщины и облегченно разрыдалась.
Она осознала, что "проглотила" чужое определение себя, и что она может теперь отвергнуть этот образ и заменить его позитивным.  

Стадия пятая: утверждение

Затем я попросил Линду нарисовать новую персону, которую она видит. На ее рисунке была сильная, умная и заботливая женщина, прямо и гордо смотрящая на зрителя. Мы поговорили о том, что она нашла эту новую персону не только сейчас, но и несколько сессий назад в терапии, и о том, как эта новая женщина уже изменила свою жизнь с мужем и семьей».
 
Важно: Стадии могут проходить  как в течении длительного времени, так и в течении одной сессии.
На первых стадиях задача установить контакт и развить доверие. Если терапевт форсирует события, клиент сопротивляется. Он будет чувствовать, что терапевт его не понимает и не может оценить глубину его боли. Исследовать установки клиента можно так долго, как на это хватит терпения терапевта.
Встреча и формирование здорового «Я» клиента невозможны пока клиент не примет терапевта как значимую фигуру в своей жизни.
Совет Поттера-Эфрона: «Чем глубже стыд, тем больше клиент должен доверять терапевту».
Источник: https://psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/poetapnaya-rabota-so-stidom-instruktsiya-dlya-psihote/

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, стыд, лечение стыда, доверие

www.psyshans.ru

НЕ БЫТЬ ЖЕРТВОЙ

Не быть жертвой.

Автор Михаил Лабковский.

Михаил Лабковский провел в Шоколадном лофте лекцию-консультацию «Психология жертвы», на которой рассказал, из-за чего человек начинает действовать в ущерб себе, можно ли это исправить и как воспитывать ребенка, чтобы с ним этого не случилось.

1. Как распознать жертву в себе и других

Психология жертвы — это определенный поведенческий стереотип, выработанный под воздействием страха. Страх может закрепиться в результате психологической травмы от любой пережитой в детстве ситуации, не обязательно это последствие родительского воспитания.

Как ведет себя жертва? Допустим, если девушка идет одна по тихому ночному двору и боится и слышит сзади шаги, явно не женские, то она начинает оборачиваться и ускорять шаг. Наш «животный ум» зачастую независимо от нашего воспитания воспринимает такой жест как сигнал «догони меня».

Когда вас просят садиться, а вы отвечаете: «Спасибо, я постою», — вы ведете себя как жертва. Когда женщина живет с бойфрендом, который не только не собирается жениться, но даже не горит желанием сводить ее в кино, а приезжает только по ночам, причем ей это не нравится, но она терпит — она жертва. По этой причине он на ней и не хочет жениться.

Когда на вас орут на работе, а у вас кредит, трое маленьких детей и жена безработная, поэтому вы молчите, цепляясь за работу изо всех сил, — вы ведете себя как жертва. Поведение жертвы состоит из неосознаваемых, практически неконтролируемых мелочей, которые провоцируют оппонента на агрессию.

Если покопаться в детстве человека с психологией жертвы, то, скорее всего, выяснится, что с ним не считались, не обращали внимания на его достоинства и достижения, но тыкали в его недостатки. Кроме страха человек с психологией жертвы чувствует обиду и унижение.

Иногда это приводит к тому, что с более слабыми людьми он может повести себя довольно жестко: ему необходимо на ком-то отыграться, получить сатисфакцию. Самая главная проблема жертвы в том, что она живет, не получая удовольствия от жизни: у нее философия выживальщика, она постоянно думает о том, как бы не нарваться на проблемы. Но когда человек думает о возможных проблемах, он их к себе и «притягивает».

В школе пристают обычно к тем детям, неуверенность которых выдают жесты и осанка, они ходят ссутулившись, носками внутрь, прижимают портфель к себе. Еще одна отличительная черта жертвы — она часто пытается всем понравиться, никогда никому не отказывает и многое делает в ущерб себе.

Расскажу одну сценку, в которой жертвы узнают себя. Вы — молодой здоровый мужчина, и вы едете в метро. Вы очень устали, ехать далеко, и вам хочется сидеть. Вы садитесь, но перед вами встает бабушка, которая своей сумкой начинает буквально тыкать вам в лицо. Через некоторое время вы уступаете ей место. «Почему это я жертва в таком случае? — возразите вы. — Я, может, хочу уступить ей место, потому что я порядочный и я так воспитан — уступать пожилым».

Если вы действительно хотите уступить бабушке, то вы не жертва, я даже спорить не буду. Жертва — тот, кто уступить не хочет, потому что устал, но в итоге поднялся. Первое, что в вас проснулось, — чувство вины за то, что вы сидите, а она стоит.

Второе — будучи зависимым от мнения других людей, вы начинаете смотреть на себя глазами этих людей, едущих вместе с вами, и думать: «Вот сволочь, я, молодой, сижу, а бедная женщина умирает прямо на глазах». Вы ощущаете стыд. И вот вы уступаете ей место.

Как можно было поступить иначе? — спросите вы. А вот как. Старушка вряд ли глухонемая, и если ей нужно сесть, она скажет: «Уступите мне место». Но старушка не просит, она гордая и считает, что ей сами должны уступать. Однако никто никому ничего не должен. Поэтому ей стоило бы попросить — после просьбы мало кто отказывает.

Но если вы, не дождавшись этого, сами бежите впереди паровоза и, даже будучи смертельно уставшим, вылетаете со своего места, как пробка, поймав взгляд недовольной старушки, то вы — жертва, это факт.



2. Как общаться с жертвой— Как вести себя с человеком, в котором явно угадывается жертва, чтобы ему помочь?

— Вести себя надо так, как хочется. Не надо ему помогать. Если вы что-то начинаете делать в ущерб себе, то у вас такая же проблема, как у него. Стоит принимать человека таким, каков он есть. Не критикуйте. Можете его поддержать. Стоит помнить, что люди — это животные. Они часто провоцируют вести себя с ними определенным образом.

Вы наверняка слышали историю о тигре Амуре и козле Тимуре: козел, которого бросили тигру в вольер как живой корм, не привык кого-то бояться и спокойно пошел к хищнику знакомиться, а потом занял его домик. То есть повел себя как вожак. И несколько дней тигр его не трогал.

Лексикон жертвы: «Ой, простите, пожалуйста, я вас не побеспокою? Ничего, вам удобно будет? Я не много места занимаю?» Вот эти постоянные извинения жертв побуждают людей вести себя с ними агрессивно.

3. Как не вырастить из ребенка жертву

— Как вести себя с ребенком, если замечаешь у него признаки поведения жертвы? Например, он слишком много извиняется и стесняется взять последнюю конфету со стола? Как объяснить, что есть вежливое поведение, а есть перегибы?

— Границу между вежливым поведением и поведением жертвы обнаружить просто: второе начинается тогда, когда человек делает что-то против своей воли. Например, когда ребенок хочет последнюю конфету, но отказывается — это плохо.

Если у ребенка нормальная самооценка и он считает себя хорошим, он не видит ничего предосудительного в том, чтобы взять конфету. Он считает себя правым. Важно для себя быть правым, а не в сравнении с нормой социального поведения для оценки других людей.

Родителям не обязательно ему потакать за столом, они могут корректировать его поведение, сказать, что больше никакого сладкого сегодня или что этой конфетой он мог бы и поделиться — это нормально. Главное, опять же, чтобы ребенок не бежал впереди паровоза и не отказывался заранее от того, что хочет. Это — психология жертвы, и вы должны ему это объяснить.

Как-то раз я был в гостях у родственника из Канады, за столом было трое детей, и как раз осталась последняя конфета. Отец семейства без зазрения совести ее взял и сказал золотые слова: «Они свое еще съедят, мы-то раньше умрем».

Нельзя пугать детей милиционером, который их заберет, и прочими глупостями. Не надо их одергивать в духе «ах, что ты сделал, из-за этого такой ужас может случиться!». Вы всегда должны принимать их сторону, даже когда они неправы.

Но самое главное и самое сложное — самому не быть жертвой. Детям передаются страхи взрослых, поэтому, если вы не хотите, чтобы ваш ребенок стал жертвой, ведите себя рядом с ним уверенно. Представьте, что видят и слышат дети людей, которые постоянно жалуются. Они ведь слушают телефонные разговоры, видят, как родители общаются с другими людьми в общественных местах, и считают, что так и надо.

Моя дочь как-то захотела в Диснейленд, я ей обещал, и мы поехали. Там я увидел огромные страшные «американские горки», на которых вагончик зависает на несколько секунд в петле и пассажиры оказываются вниз головой. Я смотрел на него и думал: «Зачем я вообще приехал...», потом решил, что надо обязательно прокатиться, раз мы пришли, поскольку, если дочь поймет, что папа чего-то боится, она тоже начнет бояться.

Не давайте страху в себе поселиться. Если вы попали в ДТП, непременно, как только сможете, садитесь за руль и поезжайте на место происшествия. Была аварийная посадка самолета? Сразу же берите новый билет и летите. В Израиле, когда в очередной раз взрывают автобус, на остановке через некоторое время собирается огромная толпа людей — все они хотят снова проехать на автобусе, чтобы побороть панику.

— Моей дочери 14 лет. Наверное, я была излишне категоричной с ней, и я вижу в ней черты жертвы, в ней нет уверенности в себе. Но я воспитывала ее так же, как моя мама воспитывала меня. Когда я просила маму оценить мой труд, она говорила, что я могла бы и получше, и я замечаю за собой то же самое. Можно ли сейчас что-то исправить?

— Вы вели себя так, как могли. Вы делаете ошибки в общении с детьми не потому, что вы до того, как родить, не сходили на мои лекции, а потому, что вы такой человек, и у вас такая психология. И ваша мама тоже не виновата в своей манере воспитания.

Что касается вот этого «ты мог бы и лучше» — имейте в виду: родитель так критикует ребенка, муж жену и так далее только по одной причине: когда мы умаляем успехи ближнего, мы стремимся поднять свою самооценку. Когда мы говорим «ты можешь лучше», мы себя позиционируем так, как будто мы-то точно можем лучше.

Проблема не в том, как вести себя с ребенком, а в том, как поменять свою психологию, чтобы больше себя так не вести. Это отдельная сложная тема. Все хотят быстрого рецепта, но его нет. Избавиться от своих неврозов, от своей неуверенности, амбиций и комплексов, которые заставляют вас говорить ребенку, что он может лучше, не так-то просто.

Надо стремиться к состоянию безусловной любви, то есть к такой, когда вы любите вашего ребенка безотносительно того, какие у него успехи в школе, что он собой представляет и как себя ведет. Чтобы ребенок не был привязан к вашей оценке, чтобы не было ситуации, в которой, если он получил двойку, он плохой и вы его как бы не любите, а если пятерку, то все нормально.

Потому что эта зависимость закрепляется и приводит к проблемам во взрослой жизни. Можно радоваться или переживать за его оценки и говорить об этом ребенку, но оценки не должны быть мерилом ваших отношений. В общем, занимайтесь сначала собой, ломайте поведенческий стереотип, который ваша мама выработала у вас в детстве.

4. Что делать, если вы — жертва

— У меня с раннего детства сложились непростые отношения с родителями, и, хотя сейчас общение с ними сведено к минимуму, при взаимодействии с ними я моментально начинаю вести себя как жертва. То есть стараюсь сделать все что угодно, чтобы быть хорошей. Подобное поведение у меня возникает и в общении с другими людьми. Как от этого избавиться?

— Самое главное — решить проблему с родителями. Как только вы это сделаете, с другими исправить коммуникацию будет гораздо легче. Первое — вы должны перерасти своих родителей. Потому что, пока вы общаетесь с ними так, как ребенок общается со взрослым, вы тащите за собой детские стереотипы и реагируете на звонок мамы так, словно вам пять лет и события происходят в старшей группе детского сада. Сколько бы времени ни проходило, эти стереотипы будут сохраняться.

И если вы встретите мужчину, который будет вызывать у вас «детские» эмоции, он будет вызывать у вас и детское поведение. То же будет и с коллегами, и с начальством на работе. Чтобы родители начали с вами считаться и воспринимать вас как взрослого человека, вы должны начать общаться с ними как взрослый человек — с пожилыми людьми, а не как ребенок с мамой и бабушкой. Это непросто. Надо заставить их общаться на своих условиях: «Я вас люблю, но вот об этом и этом я с вами говорить не буду».

— При попытке контролировать свое поведение и не «скатываться» до жертвы замечаю, что подолгу контролировать не получается. Как быть?

— Контролировать бесполезно, потому что у человека два полушария, и вместе они не функционируют: вы либо переживаете, либо думаете. Поведение жертвы — это поведение, доведенное до автоматизма. Пример из школы: когда кролик видит удава, у него случается мышечный спазм, он цепенеет, и удав его съедает.

Это происходит потому, что через предков кролику передалась реакция мозга на очертания змеи. Если бы кто-то в этот момент мог воткнуть кролику иголку в ногу, то он бы отмер и побежал, да вот только в лесу никого нет. Так же и человеку никто не может воткнуть иголку, когда он начинает вести себя как жертва, поэтому он отрабатывает детский поведенческий стереотип от начала и до конца. Пытаться это контролировать — значит, пытаться рационально решить эмоциональные проблемы.

Есть несколько правил, которые помогают преодолеть психологию жертвы: стараться делать только то, что вы хотите, не делать того, чего не хотите, и вы должны говорить сразу, если вам что-то не нравится.

Потому что жертвы никогда не говорят сразу, они очень любят беречь это чувство обиды внутри, чтобы взорваться через год. Если начать следовать хотя бы первому правилу, ваше поведение уже начнет перестраиваться. Но ради этого придется перестать думать, например, о том, что люди подумают, не потеряете ли вы близких, если вы начнете делать то, что вы хотите, но это ваша жизнь и решать вам.

— Если человека в детстве воспитали как «образцовую» жертву, что может ему помочь? Психотерапия, аутотренинги, таблетки?

— Можно попробовать помочь себе самостоятельно, если не выходит — тогда стоит обратиться к психотерапевту. К аутотренингам я отношусь скептически, потому что, как известно, сколько ни говори «халва», во рту слаще не становится.

Таблетки стоит применять только тогда, когда проявляются психосоматические симптомы: дрожание рук, потливость, гиперемия кожных покровов, аритмия, тахикардия, гипертензия, гастрит, панкреатит и другие проблемы с поджелудочной железой и желудком, синдром раздраженного кишечника, гормональные изменения, проблемы с нейротрансмиттерами и так далее.

Вот в таких случаях, когда ваше поведение уже имеет патологический характер, то есть начинает вмешиваться в работу внутренних органов, стоит идти к психиатру за таблетками.

Пока проблемы только на поведенческом уровне, можно натренировать себя преодолевать свой страх. Я, например, в свое время приучил себя к хождению по темным дворам ночью.

Моя дочь служила в израильской армии, и один раз у них была встреча с женщиной, которая прошла через лагеря. Она стала им рассказывать про газовые печи, и вдруг бойцы, которые это слушали, ее перебили и стали говорить: «Почему вы вели себя как овцы — вас резали, а вы сами в овраг падали? Вы сами себе могилы копали, сами раздевались и шли в эти газовые камеры — зачем вы все это нам рассказываете?»

Я, если честно, опешил, потому что я человек советский, для меня эта тема святая, и я не понимал, как можно с такой женщиной в спор вступить. Но у израильской молодежи, в отличие от этой европейской еврейки из Германии, другая психология: им страх неведом. Они сказали, что если бы с ними такое случилось, то они бы с собой непременно прихватили двух-трех фашистов по пути в газовые камеры, потому что даже голыми руками можно убить несколько человек, пока тебя самого не убили.

У этих людей совсем иная психология, чем у тех, кто покорно шел на смерть. Когда ты живешь и не боишься, у тебя освобождается множество эмоциональных ресурсов, поскольку у жертвы 90% эмоций уходит на то, чтобы предполагать, стоит ли ожидать нападения потенциального палача, и попытки придумать, как избежать возможных проблем.

У многих людей парализована не только воля — у них нет даже и мыслей о том, что можно что-то исправить.

— Что делать тем, в ком психология жертвы выражается через авторитарное, агрессивное поведение? Я родилась в маленьком сибирском городке, где дрались все, даже девочки, и я всегда боялась оказаться избитой.

Детство прошло, и я стала замечать, что на деловых переговорах не дай бог никому вступить со мной в спор — у меня сразу возникает желание загрызть и задавить оппонента. Я переживаю из-за того, что у меня много шансов выйти замуж за подкаблучника или воспитать подкаблучником ребенка.

— Многие люди занимают оборонительную позицию, заранее переживая о том, что их унизят. В России, в принципе, люди поэтому и не улыбаются на улицах: все привыкли к агрессии с детства и на всякий случай делают «морду кирпичом», чтобы никто не приставал.

Хотя люди, искушенные в уличных драках, наоборот, считают, что такое выражение лица — признак слабости, уверенные в себе ведут себя раскрепощенно и очень спокойно. Люди, которые заранее агрессивно настроены, еще и пытаются всех контролировать.

Чтобы от этого избавиться, нужно опять же избавляться от страха, учиться отпускать ситуацию и не говорить, пока тебя не спрашивают. Это тяжело дается — молчать на тех же переговорах, пока не дадут слово, но в результате вас будет отпускать.

Попробуйте, как говорят спортсмены, пропустить удар, на который вы можете не отвечать. Чем больше вы сможете пропустить, чем дольше выдержать паузу, тем увереннее вы будете отвечать. Мы и на детей орем из опасения, что они подчиняться перестанут, и на работе орем, потому что, пока всех подчиненных за горло не возьмешь, они работать не начнут, ведь так?

Люди, которые ничего не боятся, не пытаются никого строить, знают, что ситуация под контролем, и если что-то пойдет не по плану, они смогут с этим разобраться.
5. Жертва и семейные отношения— Мужчина поднимает на женщину руку только в том случае, если она ведет себя как жертва?

— Не обязательно. Но если женщина не жертва — это будет ее последний опыт общения с этим мужчиной.

— Я в течение последних нескольких лет встречаю один и тот же тип мужчин, которые мне говорят одно и то же — о том, как жена их пилит, как на работе тяжело и как она ест их время, как их все кругом обижают, но, встретив меня, они поняли, что это судьба, теперь их проблемы решатся и я их спасу. Причем такой мужчина может быть достаточно успешным, хорошо выглядеть, его имя в обществе может быть весомым. В чем тут загвоздка?

— У многих мальчиков была жестокая авторитарная, или холодная авторитарная, или контролирующая мать. Вырастая, мужчины тянутся к женщинам, напоминающим им мать, — это не значит, что вы такая, но мужчины что-то определенно в вас считывают.

Такие мужчины маются, потому что им нужна «жесткая женская рука», но женщины, которые им нравятся, нуждаются в таком партнере, с которым можно побыть слабой, этого не происходит, и это нервирует. Единственная возможность уберечься от отношений с неподходящим партнером — исчезать после первой тревожной фразы вроде «Мне так плохо...».

— Мой муж говорит мне, что у меня поведение жертвы: я постоянно пытаюсь привлечь внимание и получить заботу. Я жертва?

— Если вы постоянно жалуетесь, то муж абсолютно прав. Такой способ общения еще и усугубляет ситуацию. У некоторых невротиков есть большая проблема: для них любовь соединена с чувством жалости к себе.

Допустим, маленькая девочка любит своего папу, а он ведет себя агрессивно, вечно приходит домой пьяным, но она все равно его любит и вместе с тем боится. Ей жалко себя, потому что любимый папа так с ней общается, и эта жалость к себе для нее и есть любовь.

Когда такой ребенок вырастает, он строит отношения с другими людьми таким образом, чтобы в результате их поведения можно было почувствовать себя обиженным и пожаловаться — и жалобы составляют суть отношений с мужем.

— Вы говорите, нужно делать только то, что хочется, чтобы не быть жертвой. Но как тогда не превратить семью в спортивную школу, в которой все борются за последнюю конфету? Где грань между великодушием и конформизмом и момент, когда ты начинаешь уступать другому не потому, что у него есть право на защиту своих интересов, а потому, что ты начал вести себя как жертва?

— Может быть, я максималист, но я за то, чтобы вы это делали исходя из собственной потребности. Например, есть одна конфета, и я так обожаю свою жену, что очень хочу, чтобы именно она ее съела — в этой ситуации никакой грани, за которой начинается поведение жертвы, просто нет. Или вы хотите, чтобы она ее съела, и вы ей уступаете, или вы просто неудачно женились.

Другой пример: дома гора немытой посуды, вы оба возвращаетесь с работы уставшие. Можно заранее договориться о том, кто моет посуду, а можно так любить своего мужа, что руки сами к этой посуде потянутся. Разумеется, никто посуду мыть не хочет — хочется, чтобы муж не мыл ее. Вы скажете, что такого не бывает. Бывает, если ваша семья — это равноправные отношения двух взрослых людей.

Другое дело, что жертва в таких отношениях находится очень редко, потому что она будет искать свою «половинку». На самом деле, когда человек самодостаточен, он понимает, что независимость — это тоже счастье, только без любви.

Когда оба партнера чувствуют себя абсолютно полноценными, им ничего друг от друга не надо, и они понимают, что им друг с другом просто хорошо жить. Тогда и посуда моется дружно. Но когда у человека психологические проблемы, отношения с супругом перекошенные.

— У человека есть жена и дети, но в браке ему не очень комфортно, и есть отношения на стороне. Но он не уходит из-за детей. Решение остаться — это выполнение отцовского долга или жест жертвы? Если поступать как «не жертва», то есть только так, как хочется, то не развалятся ли все семьи?

— Это правило — жить, как хочется — применимо к любой области жизни. Жену жалко, детей жалко — люди с неврозами всегда пытаются рационализировать свой идеологический выбор и придумывают себе объяснения.

Трагедия состоит в том, что дети живут в семье, в которой мама и папа не обнимаются, не целуются, обстановка в доме напряженная. Эта ситуация унизительна для всех: для мужчины, который держится в семье только из-за эфемерного чувства долга, для женщины, живущей с человеком, который ее не любит. Так что психотравма ждет детей в любом случае.

Не мне за вас решать, но после развода состояние детей может быть разным. Они могут и облегчение почувствовать, потому что их родители теперь не супруги, а просто мама и папа, и делить им теперь нечего.

— У меня есть любимая женщина, и за то время, что мы вместе, у нас накопилось какое-то количество претензий друг к другу и ощущение взаимной усталости. Я не знаю, то ли нужно с ней расстаться, то ли остаться, потому что я действительно ее очень люблю. Как решить эту задачу, убрав из уравнения страх потерять любимого человека, и понять, чего я действительно хочу?

— Нужно в течение трех месяцев четко выполнять следующую схему: не заниматься сексом (с другими — пожалуйста, друг с другом — нет), не обсуждать отношения — ни прошлые, ни настоящие, ни будущие — и не обсуждать друг друга. Все остальное можно делать: вместе ездить отдыхать, ходить в кино, гулять и так далее.

Срок в три месяца дается для того, чтобы вы почувствовали, лучше ли вам вместе или врозь. Так и можете сказать своей девушке, что вы сходили к психологу и он вам дал такой рецепт, который может разрешить проблему.

Если же говорить о вашей ситуации более развернуто, то ваша психологическая нестабильность налицо. Вы так устроены психологически, что, как писал Ленин, у вас шаг вперед — два шага назад. Поэтому, чтобы избавиться от проблем в отношениях глобально и навсегда, вам нужно озаботиться вопросом вашей психической стабильности.



Метки: Страх, Неуверенность в себе, Психическая травма, Стыд, Нерешительность

www.psyshans.ru


Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.
Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru